Автор Тема: "Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"  (Прочитано 21981 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
В Мариинском театре 27 октября открывается фестиваль современной музыки. Программа:

27 Опера в 2-х действиях Powder her Face (Российская премьера)
Музыка: Томас Адес
Режиссёр: Александр Зелдин Дирижер: Тимоти Редмонд
Дизайн: Иван Совлачков и Максим Полищук
Солисты: Майр О´Брайн, Валдин Андерсон, Cтивен Pичардсон, Дэниел Норман
Симфонический оркестр Мариинского театра
Дирижер: Тимоти Редмонд

28 Симфонический концерт
Симфонический оркестр Мариинского театра Ансамбль Дмитрия Покровского
Солист: Питер Донохоу (фортепиано)
Дирижер: Томас Адес
Томас Адес
Asyla (Российская премьера)
Джеральд Барри
Cheveaux-de-Frise (Российская премьера)
Игорь Стравинский
Свадебка

29 Симфонический концерт
Солист: Энтони Марвуд (скрипка)
Дирижер: Валерий Гергиев
Хор и cимфонический оркестр Мариинского театра
Главный хормейстер: Андрей Петренко
Борис Тищенко
Cимфония N 2 "Марина"
Томас Адес
Концерт для скрипки с оркестром (Первое исполнение в России)
Сергей Слонимский
Cимфония N 15 (Мировая премьера)

31Симфонический концерт
Солист: Алексей Огринчук (гобой)
Дирижер: Роман Кофман
Бенджамин Бриттен
Четыре морские интерлюдии из оперы "Питер Граймс"
Воан-Уильямс
Концерт для гобоя с оркестром
Валентин Сильвестров
Cимфония N 6 (Первое исполнение в России)

Хотелось бы узнать мнение участников форума о программе и, в частности, о музыке Т. Адеса и его опере. Может быть, кто-то с ней знаком? Я поискала информацию в рунете, но ничего конкретного не нашла - кроме того, что опера считается скандальной. Мне кажется, что этот фестиваль – событие сезона и обещает быть интересным. В данном случае доверяю музыкальному вкусу В.Г.: не раз на моей памяти он предлагал новые программы, про которые хотя и  не всегда можно было однозначно сказать, что всё безусловно нравится, но  которые, как правило, действительно заслуживали внимания. Однако с учетом того, что конец октября - начало ноября в СПб вообще богаты на события – здесь и Р. Мути, и Р.Аланья , - интересно, кто что может сказать по поводу музыки Т. Адеса и фестиваля в целом? Какие из этих концертов лучше посетить? 

Оффлайн август амонов

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 83
Re: "Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"
« Ответ #1 : Октябрь 25, 2007, 16:40:25 »
мне удалось поприсутствовать на репетиции оперы powder of fase.кажется так называется эта опера.То что я услышал полная галиматья.  :-\.Сопрано которая исполняла партию просто что-то визжала.Пением это нельзя было назвать.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: "Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"
« Ответ #2 : Октябрь 28, 2007, 15:51:40 »
… А мне эта опера показалась весьма любопытной. Не могу сказать, что слёзы восторга вызывала (но там и сюжет такой, что вряд ли это было бы возможно, и музыкальный язык достаточно жесткий, характеризующий «вывороченность» отношений). Однако опера, на мой взгляд, небездарная и в целом интересна. Правда, я бы жанр скорее определила как музыкальный спектакль или музыкальная драма, потому что, как мне показалось, музыка и сценическое действие здесь равноценны по значимости. Поставлена опера на сцене КЗ МТ вполне пристойно - по сравнению с тем, как это могло бы быть, если судить по либретто; чувства зрителей постановщики пощадили. 
Хочу еще сегодня Asyla послушать.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: "Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"
« Ответ #3 : Октябрь 29, 2007, 02:04:14 »
Asyla  Т. Адеса оказалось необыкновенно интересным произведением. Нисколько не жалею, что побывала на сегодняшнем концерте. Это четырехчастное симфоническое сочинение  для большого оркестра, но при этом по форме не имеет ничего общего с традиционное симфонией. В состав инструментов оркестра входят колокольчики и «расстроенное» фортепьяно. Произведение программное:  Asyla, как следует из буклета, можно трактовать как  «психиатрическая больница» и как «приют, убежище».
Название очень точно отражает характер музыки. Может быть, если бы не было пояснений, у меня бы не возникли прямые ассоциации именно с психическим расстройством, но то, что музыка погружает в искаженную действительность – это чувствуется  с первых нот. Автор рецензии, приведенной в буклете, указывает, что первая и последняя части характеризуют движение в открытом пространстве, а две средние – в замкнутом.  Ощущения от каждой из частей действительно разные, но, что имел в виду рецензент, я не очень поняла.
Я бы сказала, что в первой части перед нами открывается какой-то незнакомый нам мир – где все искривлено, все не так, как в мире нормальном. Звуки кажутся пронзительно резкими, или булькающими, или изматывающее растянутыми. Похожие ощущения иногда бывают во время болезни, при высокой температуре. Может быть, это как будто какой-то странный сон. Во второй части мы продолжаем пребывать в непонятной атмосфере, но, по моим ощущениям, уже не просто наблюдаем за тем, что в ней происходит; она начинает на нас давить. Во второй части есть достаточно мелодичная тема у струнных, но умиротворения она не приносит, чувства тревоги и напряжения остаются. Вообще, музыкальный материал 1 и 2 частей идеально подошел бы для сопровождения какого-нибудь сюрреалистического фильма для передачи ощущения бреда. Где-то год назад читала роман – не помню, как назывался, хотя и очень долго его читала, тяжело шел – там удивительно образно (насколько точно – не знаю) переданы ощущения сходящего с ума человека; не мысли, а именно ощущения: как дверь кажется убийцей, как «надвигается» шкаф, как потолок кажется выпуклым, как из зеркала что-то вылезает и т.д. Вот здесь в музыке что-то такое есть. Третья часть начинается жестким механистическим звучанием, как будто пришла в движение какая-то бездушная машина (характер музыки немного напоминает  «симфонию в 3-х движениях» Стравинского). Постепенно звук разрастается, немного изменяется ритмический рисунок и возникают ассоциации с атмосферой современных дискотек. Оркестр имитирует долбежку – не знаю, что за направление, как-то меня всё это практически стороной обошло, наверное, что-то типа рэйва. Что-то зомбирующее, подавляющее рассудок – тут уже массовое сумасшествие! Мощность оркестра увеличивается, на фоне "бьющих по голове" ударных звучит какой-то кислотный мотив - всё это вызывает чуть ли не физиологический дискомфорт. Такое впервые мне приходится слышать в исполнении симфонического оркестра, но дух ночной жизни удивительно схвачен. В последней части снова используются колокольчики и расстроенный рояль и есть что-то похожее на начало. Более всего меня впечатлили вторая и третья части.
Ко мне приходили мысли, что автор, работая над этим сочинением, где-то в чем-то рассчитывал на симпатию у критиков и музыкальной общественности, т.е. что-то было сделано «в угоду». Но написано, безусловно, талантливо. Так что, если кто-то интересуется современной академической музыкой и увидит афише Asyla – рекомендую послушать. Весьма интересно.
Пожалуй, Asyla - главное событие сегодняшнего концерта. Музыка второго номера первого отделения  -Chevaux de Frise  Дж. Барри – представляла собой достаточно агрессивное, напористое  движение. Мне она показалась однообразной. Кроме того, напрасно это сочинение включили вслед за Asyla, без антракта, голова уже была перегружена и  идея ускользала. Во втором отделении прозвучали концерт для духовых  и фортепиано Стравинского и «Свадебка». В исполнении последней принимал участие ансамбль Дм. Покровского. Я ранее не раз слушала "Свадебку" в традициях академического пения, и фольклорное звучание было непривычно. В целом интересно, однако голоса солистов часто терялись в звуках ударных и роялей, и их порой было не слышно.
Если смогу на неделе выкроить время, напишу более подробно свои впечатления от оперы.
Может быть, кто-то ещё из петербуржцев был в КЗ МТ на фестивальных концертах?
Или, Надежда, может быть, Вы слышали эту музыку (композитор - британец)?
Расскажите!
« Последнее редактирование: Октябрь 29, 2007, 17:06:50 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Итак, об опере, название которой в  анонсах к фестивалю в разных источниках переведено или как «Припудри ей личико», или как «Пудра на её лице». Описать после одного прослушивания совершенно незнакомое произведение – весьма непростая задача, так что прошу прощения, если допущу неточности. Видимо, нужно пересказывать сюжет, поэтому получится длинно.

В МТ опера прошла в полуконцертной (semi-staged) версии. Основные элементы оформления сцены – большая двуспальная кровать пошловатого пурпурно-красного цвета, возле неё – туалетный столик, на котором разбросаны мелкие предметы, граммофон, пара стульев, массивный сундук. Всё это в левой части сцены. Чуть поодаль, ближе к оркестру расположена банкетка, обитая красной тканью. Оркестр размещен в правой части сцены. Обстановка не меняется до конца спектакля. По ходу спектакля на «бока» и задник сцены время от времени проецируются различные изображения.

Оркестр – хочется назвать его ансамблем инструментов – имеет необычный состав, включающий порядка 15-17 инструментов. В нем достаточно небольшая струнная группа (5 единиц), зато очень широко представлена медь, в том числе имеются саксофоны, также включены ударные, арфа, фп, гармоника.

Опера достаточно сложна – и в смысле восприятия музыки, и в том, что касается драматической стороны. Я не успела перед спектаклем прочитать весь текст либретто (а синопсис мало что дает, поскольку в нем содержание передается в иронично- иносказательном духе: например,  про сцену, где Герцог беседует с любовницей, сказано, что он принимает приятеля), поэтому отслеживать одновременно и суть происходящего, и музыкальное развитие было непросто, особенно если учесть наличие «недоговорок» и подтекстов.

В течение спектакля мы переносимся из одного времени в другое: из 90-х в 30-е, затем в 50-е, в 70-е и снова в 90-е, некоторые переходы с интервалом в 1-2 года. Всего 8 или 9 таких переходов. Вторая особенность драматургии состоит в том, что в опере действуют всего 4 персонажа, однако только Герцогиня весь спектакль играет саму себя, остальные действующие лица выступают в разных ролях (правда, при этом воплощают практически один и тот же образ).

Исполнители Герцогиня – Мойра О’Брайн (Герцогиня, сопрано), Горничная и ещё ряд ролей – Валдин Андерсон (колоратурное сопрано), Менеджер отеля, он же Герцог и судья – С. Ричардсон (бас-баритон), Электрик и ещё ряд ролей – Д. Норманн (тенор).
« Последнее редактирование: Ноябрь 01, 2007, 14:41:38 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Открывается действие мелодией танго, чем-то напоминающего знаменитое танго Пьяццоллы, но только более огрубленного  и вульгаризированного. На сцене появляются несколько танцевальных пар, среди которых выделяется танцовщица в красном платье. Когда танцоры покидают сцену, на ней появляются  «Электрик» и «Горничная». Действие происходит в номере отеля. «Электрик», нацепив женское пальто («Герцогини»), кривляется перед воображаемым зеркалом, изображая «Герцогиню». «Горничная» надрывается от смеха. «Электрик», пародируя «Герцогиню», произносит от её имени слова, которые подводят к центральной теме сюжета – сексуальному скандалу:

Обо мне сочиняли музыку.
Ты знаешь эту песню. Все знали эту песню.
«Люби меня».
Почему ты не высосешь меня всего, Пока тебе не станет плохо,
Я вгоню тебе это между челюстей. Потому что ты каждую ночь практикуешь fellatio.
Это самое прекрасное искусство, которое ты знаешь…

Электрика и Горничную не смущает появление Герцогини, которая слышит эти насмешки. Горничная продолжает хохотать, а Электрик ведет себя развязно и нагло. Графиня пытается давать указания прислуге, но слышит издевку и смех. Если не знакомиться с либретто, но на какой-то момент появляется ощущение ирреальности и абсурда: Что происходит? Почему эти люди так себя ведут? Герцогиня – жертва каких-то непонятных интриг? На какое-то время начинаешь ей сочувствовать, а в прислуге видишь таинственные мистические фигуры (возникает аналогия с «Поворотом винта Бриттена, кстати, какие-то смутные параллели почему-то ощущаются по ходу всего спектакля). Но следующая реплика Герцогини заставляет  посмотреть на неё другими глазами:

Разве я не хороша? Я – как рай?
Когда они придут и увидят меня, разве они не обомлеют; не потеряют дар речи от всего этого богатства и денег на моей груди?

Заканчивается сцена тем, что прислуга в насмешливой манере говорят о пошатнувшемся финансовом положении Герцогини и её предстоящем выселении из отеля.

Следующая сцена переносит нас в 1934г. Ей предшествует интерлюдия, в которой можно угадать намеки на музыкальный стиль тех лет, выраженные, однако, современным музыкальным языком. В этой сцене Горничная и Электрик выступают в роли завсегдатаев светских салонов. Они сначала между собой обсуждают историю развода Герцогини с предыдущим мужем, а затем вместе с Герцогиней – возможность того, что она подцепит Герцога и женит его на себе. Мимоходом они доносят до будущей Герцогини  слухи о любовных похождениях Герцога, в том числе о его низости в отношении одной из любовниц. Центральным музыкальным номером этой сцены является песня, исполняемая Электриком-Завсегдатаем, в которой имеются  элементы водевиля или мюзикла; в оркестре прослушиваются джазовые интонации. При этом Электрик-Завсегдатай не оставляет манеру кривляться и паясничать, что делает его весьма противным типом. Заканчивается сцена появлением Герцога, к которому Горничная и Электрик подводят Герцогиню, накинув на неё фату.

Следующая сцена – 1936г.  Звучит интерлюдия, во время которой, если судить по либретто, должны  быть исполнены пантомимы непристойного содержания, но режиссер обошелся прозрачным намеком. На задник сцены проецируются кадры, изображающие возню под одеялом.
Главное действующее лицо здесь – Горничная в роли Официантки. Она появляется в белом фартуке и чепце и по сюжету участвует в подготовке приема в доме Герцога и Герцогини. Горничная исполняет арию, в которой выражает зависть к Герцогине, её богатству, и желание оказаться на её месте. В этой арии она одновременно рассказывает о жизни Герцогини и о своих представлениях о  счастье. Между тем, эта ария, как мне показалось, имеет не один смысловой оттенок. В ней заключено много иронии, которую можно отнести ко всем персонажам. Ария раскрывает более полно образ Горничной: это не озорница-шалунья-хохотушка из многих классических опер, а особа  одновременно проницательная и пустая, жестокая и цепкая, ироничная и лицемерная, наблюдательница и провокатор в одном лице. В целом – фигура также весьма неприятная.

Следующие три сцены перенесены в 50-е годы. В первой Герцогиня в гостиничном номере соблазняет Электрика в роли Официанта, который приносит в номер ужин. Музыкальные характеристики героев мало меняются. Сцена соблазнения – надо отдать  должное режиссеру -  решена им достаточно сдержанно и аккуратно. Если судить по двум картинкам, приведенным в буклете (не знаю, с какой постановки), то в других версиях эта сцена выполнена более откровенно, даже натуралистично. В версии на сцене МТ Герцогиня сидит на банкетке рядом с оркестром, возле неё стоит Электрик (Официант). Герцогиня поёт следующий текст (своими словами изложить сложно, поэтому цитирую):

… Я не знаю, что делаю. Я никогда этого не делала … В эти минуты все останавливается. Да. Останавливается. Я никогда не спрашивала твоего имени. Ты не говоришь. Я не спрашиваю. Будь сдержанным, будь хорошим, будь грубым (переходит на мычание).

(В это время танцовщица в красном  платье садится в центр кровати Герцогини, на кровать забираются несколько мужчин в форме официантов и начинают кружиться вокруг танцовщицы).

Так что, спасибо режиссеру, который ограничился намеками. Музыка и вокальная партия в этой сцене говорят, может быть, даже больше, чем действие.

В следующей сцене героем становится Герцог. Горничная (она же в данном случае Любовница Герцога), между прочим, в игривой насмешливой манере рассказывает ему слухи о шалостях Герцогини, причем не от себя лично, а «люди говорят». Она советует ему покопаться в сундуке Герцогини, где Герцог находит компрометирующие жену фотографии. Общая атмосфера в этой и трех предыдущих сценах чем-то мне напомнила ту, что описана в романах Ф. Фицджеральда – богемная жизнь, стиль отношений и проч.

Новая сцена – судебный процесс: Герцог играет  роль Судьи и появляется в мантии в амфитеатре, Графиня стоит на кровати, которая становится в спектакле её атрибутом. Электрик и Горничная, а также танцоры играют роль зевак. Судья в большой арии обвиняет Графиню в развращенности, называя её Дон Жуаном в юбке и ненасытным чудовищем, развращенным интимными знаниями, которыми не пристало обладать в благородном обществе. Судья выражает сочувствие Герцогу и заканчивает речь переходом к вопросу о судебных издержках. Завершая арию, Судья переходит на неприятный визг и становится такой же карикатурной фигурой, как и многие другие персонажи. Это заставляет усомниться в роли «суда» (моё ощущение). Далее большой вокальный фрагмент принадлежит Герцогине, которая поет о том, что еще молода, богата, остается леди и может платить по счетам.

Далее мы переносимся в 70-е гг. Герцогиня живет в отеле и дает интервью женскому журналу. Журналистка–Горничная, ведет себя в традиционной манере – в каждой реплике одновременно выражение интереса к ответам Графини и насмешка. Графиня рассказывает рецепты своей красоты и сетует на современную жизнь, в которой нет блистательных приемов, чернокожие становятся обладателями шикарных домов, а молодежь занимается любовью прямо на улице. Показательно развитие диалога:

Герцогиня: Везде все меняется. Когда человека везут по улице, неизвестно, что он увидит. Никогда не увидишь белого лица. Не на улице. Никогда.
Горничная (Журналистка): Всегда умываться холодной водой [повторяет слова Герцогини в начале сцены]
Герцогиня: Чернокожие покупают дома. Евреи ходят повсюду. Везде бетон…
Горничная (Журналистка): Горячая вода сушит…
В конце сцены Электрик (Посыльный) приносит Герцогине огромный счет.

Последняя сцена происходит в 90-е гг. в гостинице. Герцогиня, по времени действия, уже старуха, но в наряде, прическе и гриме это не отражено. Основные действующие лица – Менеджер отеля (Он же Герцог и Судья) и Герцогиня. Менеджер сухим тоном указывает Герцогине на задолженность и говорит о её выселении из отеля: «Вы слишком долго здесь жили. Пришло время съезжать…. Всегда приходит время съезжать и теперь время пришло и для Вас. Я все проверил. Ваше время прошло. У Вас ничего не осталось. Все истрачено, мадам. Все израсходовано. И теперь Вы должны уйти.»
Герцогиня отвечает в растерянности: «Мне нужно больше времени. Мне нужен день, неделя, месяц. Еще месяц. Еще неделя, день».
Оставшись одна, Герцогиня в точности повторяет те слова, которые от её имени пел в первой сцене спектакля Электрик: «Я была молода. Я была богата. Я была невинна. Обо мне писали песни».

Снова заходит Менеджер, Герцогиня начинает с ним заигрывать «Дорогой мальчик, только одну минуту. Это не займет много времени и я сделаю тебя счастливым. Разве я не могу нравиться тебе?... Будь со мной ласков…», опускается на колени и расстегивает ему нижнюю пуговицу пиджака. Менеджер отталкивает её.
Графиня пытается включить граммофон, но не находит пластинку и ставит иглу на крутящийся диск, что создает неприятный звук. Затем вновь звучит мелодия танго, обрамляющая спектакль, и на сцену выходят танцующие Горничная и Электрик.
« Последнее редактирование: Ноябрь 26, 2007, 17:15:47 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Таково содержание.  Следует отметить, что в опере много символов и много подтекстов. Для того, чтобы это показать, я специально процитировала некоторые фрагменты либретто. Так что мой пересказ – это довольно поверхностное вИдение, в этой опере много в чем можно и нужно было бы покопаться. Так, в диалоге Менеджера и Герцогини («У Вас ничего не осталось. Все истрачено»), разумеется, речь идет не только о формальной задолженности гостинице.  Неслучайно, что Судья в шестой сцене и Менеджер в финале  - одно лицо. Кто в таком случае Менеджер в последней сцене: Судья (как Время) или Голос старости и приближающейся смерти? Наверное, есть основания и для такой трактовки. В тексте либретто много недосказанного, так что даже сюжет приходится «собирать» из отдельных прямых и косвенных намеков. Кроме того, мне кажется, в либретто много переносных смыслов и игры слов, но чтобы это утверждать, нужно в совершенстве владеть английским. Неоднократно в спектакле произносится фраза «платить по счетам», которую можно трактовать не только в прямом смысле. Символическую роль играет граммофон – поскольку драматургическим лейтмотивом, если можно так выразиться, служит песня, посвященная Герцогине, которая упоминается в нескольких сценах и «не может» зазвучать в финале. Символом являются и любимые духи Герцогини под названием «Удовольствие», которые возвращают её в чувство в первой сцене и заканчиваются в последней сцене (Герцогиня разбивает флакончик). Очень интересны образы Электрика и Горничной. Это, несомненно, отрицательные персонажи, в которых заключены и лакейская природа, и психология мелких обывателей; простодушие и изощренность; что-то очень низменное и земное и в то же время мистическое (по ходу они приоткрывают и выносят наружу тайное, сокрытое). Таким образом, с первого просмотра остаётся  много вопросов.

Музыка оперы в целом не мелодична, но в яркости и образности  ей не откажешь. В оркестре на первый план выходит медь.  Очень часто используется глиссандо медных и струнных, что придает звучанию саркастический характер. Музыкальный язык достаточно жесткий – это воспринимается и как некоторый вызов автора музыкальной традиции, и как сознательное упрощенно-карикатурное отражение актуального сюжета. Мне показалось, что в музыке есть что-то от Стравинского (на следующий день прозвучали его «Свадебка» и концерт, и мне послышались какие-то аналогии, но, поскольку не являюсь профессиональным музыкантом, пишу это с осторожностью). Видится также что-то общее с Бриттеном. (Кстати, прочитала в буклете, что исполнитель партии Электрика завоевал успех в роли Куинта, - мне кажется, что действительно хороший должен быть Куинт и в том, что касается внешнего облика, и по части манеры исполнения. Может быть, это обстоятельство заставило меня искать параллели). Герои также карикатурны, композитор более сосредоточен на их внешних поступках, чем на внутренней жизни, поэтому психологический портрет можно построить в большей степени на основании реплик и интонаций, с которыми они были пропеты. Герои не мучаются, не рассуждают, не анализируют… Положительных персонажей нет.

Вокальные партии своеобразны. Местами пение переходит в выкрики и визги. В партии Горничной практически все пение должно сопровождаться «колоратурным» смехом. Понравилась исполнительница этой роли, которая оказалась в ней весьма живой и естественной. Графиня мне показалось более тусклой. «Электрик» был замечательный в плане актерской передачи образа, но голос, на мой взгляд, небольшой. Герцог меньше поёт в этой опере, но  спел свою роль, на мой взгляд, неплохо.
В буклете написано, что все участники спектакля в основном специализируются на исполнении современной музыки. Более широкий репертуар у певицы, исполнявшей Герцогиню (Мойра О’Брайн). Сказано, что она во многих театрах успешно исполняет партии Виолетты, Дездемоны, Донны Анны, Адальджизы.   

Вот такие остались впечатления. Повторюсь, что это субъективный и поверхностный взгляд.
В целом очень интересно. И хотя бы из целей ознакомления стоило послушать.
Странно, что критика молчит…
Надеюсь, фестиваль в МТ, как обещает ВГ,  действительно станет ежегодным.

« Последнее редактирование: Ноябрь 01, 2007, 14:55:20 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
В завершение разговора (вернее, мой монолог получается, но надеюсь, что кому-нибудь это будет интересно) приведу статью, предваряющую показ, в которой охарактеризована историческая канва сюжета и рассказывается о прототипе главной героини оперы:
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=817664

Правда, такая статья, скорее привлечет в театр не любителей музыки, а любителей скандалов. Постановка, но мой взгляд, вполне пристойная.

И интервью Т. Адеса (тоже "Коммерсант"):
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=820181&NodesID=8

Quasimodo

  • Гость
Кантилена, спасибо!!!
Надеюсь, что у меня хватит сил и времени осилить такой объем и переварить

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Нашла музыкальный фрагмент оперы Т. Адеса Powder her Face на youtube (странно, что раньше не додумалась там поискать). Здесь вступительное танго и первая картина:

http://ru.youtube.com/watch?v=WpiY6SxEyZY

А вот тут, если кому-то интересно, аудиофайл передачи «Спорная музыка» на радио «Маяк». Тема «Современная академическая музыка» (вед. А. Варгафтик, 22.11.2007).
http://www.radiomayak.ru/tvp.html?id=114049

Там, по ходу дела, говорится о фестивале «Новые горизонты». Звучат фрагменты скрипичного концерта Адеса (лучше бы Asyla, мне она показалась интереснее), симфонии Тищенко «Марина», последней симфонии Слонимского, посвященной Гергиеву, и оперы Powder her Face  (тоже первая сцена), а также еще ряда современных произведений, уже не связанных с фестивалем. Фрагменты, правда, совсем микроскопические, более или менее уделено время только скрипичному концерту. Однако это практически единственный материал в СМИ, посвященный прошедшему в МТ фестивалю. Первую треть передачи можно пропустить, там предлагается идиотское голосование, долго объясняется про призы и пр. Вообще, тон и стиль передачи, на мой взгляд, более чем странный :-\, в избытке ненужные отступления и комментарии не по делу, много болтовни, зато представления о произведениях практически не создается. Повод порассуждать, какими должны быть передачи о классической музыке. 

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: "Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"
« Ответ #10 : Декабрь 11, 2007, 20:46:58 »
В Культуре появилась еще одна публикация с обзором фестиваля (И. Райскин).
Полный текст: http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=747&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=899703

На мой взгляд, весьма осторожный, расплывчатый и конъюнктурный комментарий.

Цитата:
В этом году такой персоной стал молодой успешный британец Томас Адес в окружении соотечественников-классиков Ральфа Воана Уильямса и Бенджамина Бриттена. На родине Адеса считают восходящей звездой первой величины, сравнивают чуть ли не с Бриттеном, доверили возглавить Бриттеновский фестиваль в Олдборо.

Естественно было ожидать, что музыка, так сказать, "главного приглашенного" автора определит лицо фестиваля. Количественно - так оно и было: музыка Адеса звучала три вечера из четырех, но для того, чтобы стать бесспорной доминантой фестиваля, ей как раз не хватало ... ярко выраженного собственного лица. Разве что оно обнаружилось в смелом и порою весьма необычном смешении стилистических красок и приемов на звуковой палитре. Впрочем, постмодерн к этому уже приучил, равно как и к известным мрачным пророчествам о "конце эпохи композиторов". Если и сумел Адес чем-либо удивить или поразить петербуржцев, то произошло это в первый вечер фестиваля. В камерной опере "Powder her face" ("Припудри ее лицо") композитор обратился к скандальной истории любвеобильной герцогини Аргайльской Маргарет. Знатоки обнаружили в опере Адеса гремучую смесь из аллюзий на "Лулу" Альбана Берга и на оперы-мюзиклы Курта Вайля с отсылками к Астору Пьяццолле. Менее искушенную аудиторию заинтересовало сочетание изысканной, порою сверхсовременной оркестровой ткани с традиционным ариозно-речитативным бельканто.

Что же до других пьес Адеса, то им трудно было выдержать конкуренцию с соседними номерами в программах концертов. Симфоническая поэма "Asyla" ("Убежище") - это, по словам композитора, попытка примирить академическую музыку и поп-культуру, связать, к примеру, стиль техно с танцевальными финалами симфоний Бетховена и Чайковского.

Но тут же слушателю позволено было убедиться в плодотворности и естественности взаимодействия гораздо более далеких эпох. Дух барочного концертирования - дуэли солиста и ансамбля других инструментов - в Концерте для фортепиано и духовых Игоря Стравинского был превосходно передан солистом Питером Донохоу, давним любимцем нашей аудитории со времени его победы на Конкурсе имени Чайковского, и ансамблем под управлением Томаса Адеса, кстати, умелого дирижера. Совершенно изумило, не боюсь истертого слова - потрясло - исполнение "Свадебки" Стравинского Ансамблем Дмитрия Покровского, квартетом фортепиано (Питер Донохоу, Михаил Бенедиктов, Мария и Елена Абальян) и ударными. Вот аутентичность настоящая, восходящая к праистокам русской музыки во всем: и в композиции, прозревающей сквозь толщу времени самые древние архаические пласты русского фольклора, и в подлинно народном пении - причете, голошении, плаче, славлении, так чутко угаданными композитором, так искренне прожитыми на сцене исполнителями.

С особым интересом петербургская аудитория ждала концерта, в котором Валерий Гергиев возобновлял Вторую симфонию Бориса Тищенко "Марина" памяти Марины Цветаевой. Вокально-симфоническая громада нисколько не потускнела за тридцать лет, протекших со дня премьеры в Большом зале филармонии в 1977 году, а в увлеченном прочтении Гергиева обрела новое дыхание. Восторженный прием, оказанный недавно в Роттердаме сюите из балета Тищенко "Ярославна", вызывает надежду на то, что имя выдающегося петербургского композитора утвердится на афише Мариинского театра.

Мировая премьера Пятнадцатой симфонии Сергея Слонимского, которую автор посвятил Валерию Гергиеву, заставила нас благодарно вспомнить его же Девятую и Десятую симфонии - симфонии-предостережения, прозвучашие в первые перестроечные годы. Тот постепенно нарастающий "инфернальный хаос", в который, по словам композитора, ввергает слушателя новая симфония, не преодолевается, как хотелось бы автору, победным финалом. Не потому ли, что сегодняшняя действительность еще не дает для того веских оснований? Вопрос этот, разумеется, выходит за пределы концертного зала: музыка не лжет, она вопрошает.

Рядом с такими мощными симфоническими глыбами-концепциями Скрипичный концерт Адеса (солист Энтони Марвуд) опять же проиграл, показался вторичным, странным образом сочетавшим - так услышал ваш корреспондент - отзвуки скрипичных концертов Прокофьева и Шимановского.