Автор Тема: «Чародейка» П.И. Чайковского в Большом театре (постановка А. Тителя)  (Прочитано 37038 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
Что касается Новой оперы, если ее затронули отдельно, то позволю более развернутый комментарий. Я метил не только в (обожаемую) Норму (к слову, ставить которую при отсутствии в труппе приличного спинто - шаг сомнительный). И даже не столько в Норму, ибо поклонение мумии и друиды с автоматами - не самое страшное в современной опере. ТоскУ и ужас навевают цинично опошленные Паяцы+Сельская честь, не стыкующийся даже сам с собой Князь Игорь, изобилующий нелепостями Лоэнгрин... Назвал первые вспомнившиеся постановки - видимо, то, что особенно разочаровало. Могу, но не хочу продолжать список и углубляться - не та тема и, подозреваю, кому-то все перечисленное может нравиться (тот же беспомощный КИ всерьез обсуждается здесь и весь сезон собирает аншлаги приезжих). В общем, если говорить о "скучности и тухлости", то по количеству "никаких" постановок "Новая опера" среди московских музыкальных театров - чемпион. Чтобы "не оскорблять чувства верующих" еще раз подчеркну: строго по моему личному мнению, на мой личный вкус.
Норму, КавПаг и Лоэнгрина ставили иностранные режиссёры, так что не надо проводить параллели с постановками наших режиссёров. К сожалению, во всём мире одинаковая тенднеция. В Нью-Йорке, например, Амина говорит по мобильному телефону.

Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 450
Я считаю, что спектакль достойный! Понятно, что нужно слушать Нечаеву с Манистиной. Это без вопросов. Никакого "заглублкния" и "тонкого сопрано" я у Манистиной не слышал. Хотя пела она не идеально и играла весьма угловато и прямолинейно.
Что касается режиссуры, то статичность первой и отчасти последней сцены хорошо отражает основную вербальную характеристику психологического климата в период начала развития событий: ОЦЕПЕНЕЛОСТЬ! Вот чего мне, например, совершенно не хотелось, так это псевдо-оправданной "движухи"!
Титель и Левенталь постарались сконцентрироваться на психологии, на состояниях (человека, природы), а не на формальной динамике.
Очень жаль, что уважаемому мной Дотторе не понравился спектакль!
(А про работу Лазарева и оркестра я и говорить не буду - немедленно слушать!!!!)

Оффлайн Максим

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 659
    • Русское исполнительское наследие на CD
Я побывал на сегодняшнем (вернее, уже вчерашнем) спектакле и остался в целом удовлетворенным как постановкой, так и исполнительским составом. Постановка и особенно оформление вполне отвечают моим впечатлениям от этой оперы. Решение В. Левенталя оформить спектакль в серых тонах вряд ли можно отнести просто к отсутствию фантазии :). Как мне показалось, художник старался воплотить здесь общее и ключевое содержание оперы, вероятно, одной из самых жутчайших по крайней мере в русской оперной литературе. А основное содержание - это то, что практически все герои просто живут в состоянии смертного греха, то есть греха, который в конце концов и приводит к трагической развязке, в которой нет ни покаяния, ни искупительной жертвы (княжич Юрий на эту роль никак не тянет), ни какого бы то ни было просветления. Не знаю, легко ли было писать Чайковскому музыку на такое либретто - ощущения, что опера писалась на вдохновении, у меня не возникало, слушать целиком было тяжело. Все-таки, у Чайковского в лучших произведениях тьма борется со светом и свет в конце концов тьму одолевает. Здесь же сплошной мрак без всякой борьбы. Поэтому серый цвет - это цвет высохшей души, которую символизирует в финале страшный лес засохших деревьев. Ключевые слова здесь (а возможно и всей оперы в целом) скорее всего, вот эти:

Хор
Рассадить ли беду
Во темном лесу –
Bcе посохнут древа
В нем кудрявые.

Если не ошибаюсь, именно на этих словах "деревья" уносятся куда-то и разверзается темная бездна (начало сцены безумия).

Главным подтверждением такой интерпретации может служить сцена, когда княгиня берет зелье у Кудьмы (колдуна!) и, по замыслу режиссера, сливается с ним в затяжном поцелуе. То есть режиссер не пощадил княгиню, показывая, что и ее страдания от измены князя вызваны вовсе не желанием сохранить семейный очаг (лирический дуэт княжича и княгини "Дай нам Бог в счастье жить", наверное. самый прекрасный момент во всей опере, на этом фоне абсолютно теряет смысл и становится просто минутной сентиментальностью), а элементарной ревностью и злобой. Это совсем не княгиня из "Русалки" Даргомыжского. А чего стоит обилие кощунств, главное из которых - княгиня подает отраву Куме не просто в виде какого-нибудь яблочка (из "Сказки о мертвой царевне"), а под видом святой воды (!), прикинувшись паломницей в Печерскую обитель. Интересно, что самое яркое место в опере по цветовой раскраске, прорывающей серую палитру - это пляска скоморохов. Наверное, это тоже не случайно, поскольку скоморохи - это как бы не реальные люди; скрытые под масками, они просто исполняют свое шутовское дело и не более. Таковы мои самые первые впечатления от этой постановки.  

Что касается исполнителей - не знаю, может быть мне повезло, или я был слишком пессимистично настроен по прочтении отзывов, но мне показалось, что исполнение было довольно ровным. Владислав Сулимский в партии князя произвел очень хорошее впечатление и вокальной стороной, и актерской игрой, тенор Эдуард Мартынюк (княжич) не вызвал отторжения даже при мысли о Нэлеппе. Про Анну Нечаеву и Елену Манистину уже сказано выше. Владислав Почапский (Мамыров) всегда поет и играет очень мастерски. Из молодых певцов я бы выделил Алексея Пашиева в партии Ивана Журана - очень красивый бас.

Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Нет, по-моему, всё-таки, Чайковский в своём сознании однозначно не определял эти все поступки как греховные - вы читали то, что он писал об идеях своей оперы в буклете? В 3м акте в Настасье-де просыпается das ewig weibliche и она возвращается к свету, ну и др.
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Оффлайн Максим

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 659
    • Русское исполнительское наследие на CD
Нет, по-моему, всё-таки, Чайковский в своём сознании однозначно не определял эти все поступки как греховные - вы читали то, что он писал об идеях своей оперы в буклете? В 3м акте в Настасье-де просыпается das ewig weibliche и она возвращается к свету, ну и др.
Да, наверное, Чайковский был прав, иначе он не смог бы вообще такое написать. В таком случае появление Настасьи в сером лесу - это трагическая участь вечной женственности?

Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Нет, по-моему, всё-таки, Чайковский в своём сознании однозначно не определял эти все поступки как греховные - вы читали то, что он писал об идеях своей оперы в буклете? В 3м акте в Настасье-де просыпается das ewig weibliche и она возвращается к свету, ну и др.
Да, наверное, Чайковский был прав, иначе он не смог бы вообще такое написать. В таком случае появление Настасьи в сером лесу - это трагическая участь вечной женственности?
Да, да, да. Как-то так:) Княгиня - тип "бешеной аристократки", Княжич чистый и светлый и т.д.: подразумевается, что союз Настасьи и Княжича - это такой идеал.
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Вы знаете, мне кажется, что на премьере просто "первый блин вышел комом". Надеюсь, что исполнение теперь с каждым разом будет улучшаться - и у первого, и у второго составов. За Манистину я, например, ручаюсь. Нужно будет еще раз сходить.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Вы знаете, мне кажется, что на премьере просто "первый блин вышел комом". Надеюсь, что исполнение теперь с каждым разом будет улучшаться - и у первого, и у второго составов. За Манистину я, например, ручаюсь

За Манистину я тоже ручаюсь заочно ! :)) Потому что слышал её в разном репертуаре и высоко ценю её исполнительство.
Но не находите ли вы нечто парадоксальное в том, что на премьере "блин комом", а затем всё постепенно улучшается ? Ведь обычно именно на премьеру выпускают лучший состав, выкладываются на полную катушку и поют наилучшим образом, чтобы "сделать событие", подбросить хорошую пищу прессе и задать тон всей дальнейшей серии спектаклей, которые уже являются чем-то - ну не то чтобы "рутинным", но чем-то более спокойным, так скажем, деловито-производственным, переотражающим, так сказать, блеск премьеры другими составами.
А тут всё наоборот: что же получается, нам преподносится недоделанная работа, и она доделывается прямо перед изумлённым взором и ушами публики что ли ? :))
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Кстати, Манистиной у нас посвящён именной поток:

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=372.0

Александр, если вам есть что сказать персонально об этой певице, я прошу вас сделать это в потоке о ней. Если не сейчас, то в будущем.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Но не находите ли вы нечто парадоксальное в том, что на премьере "блин комом", а затем всё постепенно улучшается ? Ведь обычно именно на премьеру выпускают лучший состав, выкладываются на полную катушку и поют наилучшим образом, чтобы "сделать событие", подбросить хорошую пищу прессе и задать тон всей дальнейшей серии спектаклей, которые уже являются чем-то - ну не то чтобы "рутинным", но чем-то более спокойным, так скажем, деловито-производственным, переотражающим, так сказать, блеск премьеры другими составами.
А тут всё наоборот: что же получается, нам преподносится недоделанная работа, и она доделывается прямо перед изумлённым взором и ушами публики что ли ? :))
Вы знаете, мне кажется, что здесь дело в том, что есть постановки (и оперы!), которые "доходят" постепенно. Мне кажется, что к ним как раз и относится "Чародейка". Вокального материала у главных персонажей очень много, и даже если они его  успели впеть, все равно с каждым последующим разом он лучше впевается, и, возможно, когда его много, надоедает не так быстро :), становится "все роднее" - одним словом, нет предела совершенству. Я просто слышал такое мнение от людей "по ту сторону рампы". Конечно, чаще мы наблюдаем обратное явление: на премьере все по плану, а потом спектакль постепенно (если нет должной работы по его поддержанию) начинает "разбалтываться" и "забалтываться"... Но я все-таки надеюсь, что тут ситуация будет развиваться по первому сценарию.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Журнал "Огонёк", №25 (5234), 25.06.2012
 
Театр одной бабы

Сергей Ходнев — о будущей премьере «Чародейки» в Большом
(премьера уже состоялась)

"Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Иоланта". Других опер Чайковского у современных театров
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1961270(что российских, что западных) для нас как будто бы и нет. Многие в оперной публике, правда, знают о существовании еще и оперы "Орлеанская дева", но исключительно по названию и по знаменитой сцене Иоанны "Мой час настал", которую редко какое русскоязычное меццо-сопрано не включает в концертный репертуар.

За скобками при этом остается не так уж и мало — если не брать всякие замыслы и наброски, законченных оперных партитур Чайковскому принадлежало 10. Сохранилось девять (потому что еще одну, "Ундину", композитор уничтожил, но некоторые фрагменты пустил в дело позднее; самые популярные музыкальные страницы "Лебединого озера", например, родом именно оттуда, из сожженной "Ундины"). Девять поставленных при жизни опер — это для второй половины XIX века очень солидный композиторский результат. И все равно, если более внимательно взвешивать степень и прижизненного, и последующего успеха, картина получается крайне неоднородная. Вот для сравнения балеты: пусть у Чайковского их только три, но все живут счастливой сценической жизнью, и никто не позволяет себе усомниться в значительности каждого из них. И совсем другое дело — оперы.

Казус "Чародейки" очень удобно рассматривать как пример этой незадачливой, вопреки всем стараниям композитора, судьбы второплановых оперных вещей Чайковского. Во-первых, либретто. Трагедию Ипполита Шпажинского "Чародейка" композитор выбрал сам, никто его не неволил. На либреттистов ему вообще как-то особенно не везло, даже в случае "Онегина" и "Пиковой дамы", либретто которых вряд ли кто-нибудь, не краснея, назовет прямо-таки конгениальными литературным первоисточникам. Вот и пьеса Шпажинского, слегка переработанная самим драматургом для оперных нужд, выглядит сейчас ужасной вампукой с неловко наведенным древнерусским колоритом. Правда, кровавой и душещипательной, этого не отнимешь.

Действие происходит в Нижнем Новгороде в конце XV века, но влияние на сюжет эти заботливо уточненные автором обстоятельства времени и места имеют минимальное — могла бы быть хоть Рязань XIV века, хоть Псков XVI века. Чародейка — это Настасья, она же Кума, прекрасная молодая вдовушка, держащая постоялый двор и, очевидно, отличающаяся довольно вольными нравами — в меру собственного нежного душевного устройства и жестких театральных приличий времен Александра III, конечно. В Настасью влюбляется наместник московского государя, князь Курлятев, она влюблена в его сына, злыдня княгиня ревнует мужа, коварный дьяк Мамыров (фамилии-то какие!) строит интриги. Авансы старого сладострастника Настасья отвергает, а княжич Юрий, подосланный маменькой убить разлучницу, сам становится жертвой ее чар. Но финальный занавес опускается над двумя телами: переодетая княгиня поит ядом Настасью, князь закалывает сына.

В кратком пересказе это, может, и увлекательно, но в 1887-м "Чародейку" пожурили в том числе и за драматургическую слабость. Что тут скажешь: два с лишним года, потраченные на работу над оперой, оказались для Чайковского не самыми благополучными. Это был вроде бы успокоительно начавшийся период между успехами 1884-1885 годов, которые капризного Петра Ильича даже утомили, и славой пяти его последних лет, за который чего только не случилось. Смерть племянницы, Татьяны Давыдовой, ставшей жертвой пристрастия к морфию. Смерть близкого друга Николая Кондратьева. Очередные атаки бывшей жены. Очередные чувственно-эмоциональные метания, тоже переживаемые не без мучительности и самокопания, и очередные приступы нездоровья, явно психосоматического толка. Были композиторы, которые на таком фоне как раз и ушли бы с головой в перфекционистскую работу по шлифованию драматургии всех этих средневековых любовей и ненавистей, но Чайковский был не из их числа.

Однако была в работе над "Чародейкой" как минимум одна вещь, которая, судя по всему, продолжала его волновать несмотря ни на что. Это образ главной героини. Судя по его знаменательному письму к певице Эмилии Павловской, Чайковский видел свою Настасью ни много ни мало воплощением вечной женственности, манящей, властной и в конечном счете губительной. "То обстоятельство, что могучая красота женственности скрывается у Настасьи очень долго в оболочке гулящей бабы, скорее усугубляет сценическую привлекательность ее",— выводит композитор слова, которые способны сильно удивить тех, кто его центральными героинями видит Татьяну, Лизу и Иоланту, кротких, жертвенных и уж никак не годящихся в "гулящие бабы". И дает понять, что "Чародейка" — его персональный ответ и "Травиате", и "Кармен" разом.

Ощутив эту подспудную психологическую напряженность, легко представить себе даже без знакомства с партитурой, что в музыке "Чародейки" Чайковский просто не мог не проговорить нечто очень для себя важное. Вот и теперешнее появление оперы в репертуаре Большого тоже, в сущности, идет исключительно от музыки: это была инициатива маэстро Александра Лазарева, который в конце 1980-х — начале 1990-х был главным дирижером Большого, а теперь, на правах одного из приоритетных приглашенных дирижеров, получил карт-бланш на выбор оперного названия. А оформлял спектакль, поставленный режиссером Александром Тителем, человек, который тоже тесно связан с позднесоветской историей Большого,— классик отечественной сценографии Валерий Левенталь. Так что свой беспрецедентно громкий сезон, настоящим началом которого стали открытие основной сцены и нашумевшие "Руслан и Людмила" в постановке Дмитрия Чернякова, Большой театр завершает вроде бы в примирительном тоне: никаких надругательств над чувствами филистеров, никаких джинсов и мини-юбок. Вы хотели, чтобы никакие вольности не отвлекали от музыки,— получите. Нужна только одна малость: чтобы эту музыку хорошо исполнили.

Сергей Ходнев
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Газета "Коммерсантъ", №118 (4903), 30.06.2012
 
Трудности и старомодности

"Чародейка" в Большом театре
(о состоявшейся премьере)

http://www.kommersant.ru/doc/1969514

На главной сцене Большого театра идут премьерные показы последней оперной постановки этого сезона — "Чародейки" Чайковского. Один из самых неудачливых раритетов во всем творчестве композитора вернулся
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1969514в репертуар Большого по инициативе дирижера Александра Лазарева, вместе с которым над спектаклем работали художник Валерий Левенталь и режиссер Александр Титель. Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

Что "Чародейка" — опера трудная, могут засвидетельствовать и певцы, но Александр Титель (чье участие, похоже, тут задумывалось как предельно нейтральное: не смелеть, не провоцировать и вообще не вдаваться в ненужную динамичность) тоже сетовал на то, что с ней непросто. По другим причинам. У нее довольно специфическая драматургия; автор вдохновившей Чайковского пьесы Ипполит Шпажинский не доходит в своих картинах древнерусской жизни до уровня развесистой клюквы, но почерк драмодела, хладнокровно громоздящего страсти-мордасти с прицелом на кассовость, очень в либретто заметен. Князь (московский наместник в Нижнем Новгороде) собирается прикрыть веселое заведение кумы Настасьи, но в нее влюбляется. Княгиня, с подачи коварного дьяка Мамырова одержимая ревностью, подсылает сына убить Куму, но прекрасная вдовушка, на самом деле сама давно влюбленная в Княжича, заводит с ним такие речи, что тот сам клянется ей в любви и собирается с ней бежать. Но Княгиня успевает отравить Куму, Князь в состоянии аффекта убивает сына, а затем под бушующую в оркестре грозу сам падает без чувств на землю со словами: "Разверзся ад, и изрыгает в огне он демонов за мной!"

Скудная постановочная история "Чародейки" (мало кто будет утверждать, что именно с этой оперой у него связаны святые детские воспоминания) вкупе с этой искусственной взвинченностью сюжета (не связанного ни с каким золотым фондом национальной литературы, чай, не "Руслан и Людмила" и не "Евгений Онегин") на самом деле могли бы обеспечить постановке спокойный прием и в случае куда как более смелого режиссерского прочтения. Ну допустим, если ткнуть пальцем в небо, вот Кирилл Серебренников. Глядишь, получилась бы с "Золотым петушком" чуть ли не дилогия, потому что про власть в "Чародейке", что занятно, тоже можно найти: есть кровопийца Мамыров, есть даже бунт посадских людей против государевых слуг. Пример полусерьезный, но вот прийти с публикой к взаимопониманию, объяснить, что современные трактовки русской оперной классики делаются вовсе не из желания покощунствовать, задача вполне из серьезных, и "Чародейка" могла бы оказаться хорошим случаем.

Не оказалась. Самым простым было бы сказать, что спектакль уныл и старомоден, но это будет все-таки не совсем справедливо. Той старомодности, о которой чаще всего горюют нелюбители режиссерского оперного театра, старомодности советского "большого стиля" тут нет. Историчность визуального ряда крайне условна: пара стилизованных теремов, склоняющихся скорее к скандинавскому минимализму, да посконные рубища массовки, разбавленные чуть более яркими красками в нарядах главных героев. Кулисы с деревцами, задник с облаками, прибрежные камыши да еще нарядная видеопроекция с Окой, которая плещется-плещется, а к финалу (вне всякой связи с либретто) замерзает. Так что пока князь общается с разверстым адом, на сцену успокоительно-бутафорски сыплется снежок, будто кто-то с колосников суп солит.

Да, апология самой музыки со стороны Александра Лазарева была вполне убедительна, и можно было в очередной раз только диву даваться отзывам Кюи, писавшего, будто музыка "Чародейки" вялая, слишком лирическая, недостаточно драматичная. Другое дело, что певцов для этого высокого замысла можно было бы подобрать получше: из всего премьерного состава безоговорочным успехом вышла только Кума в исполнении молодой Анны Нечаевой. Все остальные — Елена Манистина (Княгиня), Всеволод Гривнов (Княжич), Владимир Маторин (Мамыров) вокальные трудности честно старались компенсировать картинной страстностью, не взнузданной никакими соображениями психологической достоверности.

Проблема только в том, что и страстность тут как будто бы не к месту: спектакль статичен, плавен и даже самые кровавые моменты в нем решены чрезвычайно условно. Когда, например, Кума, осаждаемая сластолюбивым Князем, угрожает ему зарезаться, потребный для этого нож предварительно долго перекидывают из рук в руки сидящие на сцене безгласные персонажи в посконных рубахах. И символического подтекста за этим так же мало, как и за зрелищем Княжича, который с истово серьезным видом "проплывает" по компьютерной речке на мультяшного вида лодочке.

Сергей Ходнев
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
... свой беспрецедентно громкий сезон, настоящим началом которого стали открытие основной сцены и нашумевшие "Руслан и Людмила" в постановке Дмитрия Чернякова, Большой театр завершает вроде бы в примирительном тоне: никаких надругательств над чувствами филистеров, никаких джинсов и мини-юбок. Вы хотели, чтобы никакие вольности не отвлекали от музыки,— получите

Не совсем ясно, кого имеет в виду Ходнев под словом "вы". "Вы хотели - получите".
"Вы" - это "мы" ? Или "вы" - это кто ? :)) И чего эти "вы" хотели ?
Вообще говоря, если уж говорить о публике, которая ещё помнит - или на экране видела ! - что такое русская опера и как её надо ставить, то она хотела вовсе не того, чтобы постановка "не отвлекала от музыки". У Ходнева какое-то странное представление об опере ! :)) Постановка не должна "не привлекать/ не отвлекать" или наоборот "отвлекать" от музыки или "привлекать" к оной - постановка должна соответствовать сущности оперы как синтетического искусства ! И театрально-драматическая, и художественно-декорационная, и музыкально-вокальная компоненты при вполне очевидном главенстве последней должны находиться в гармонии и служить некой цели, а не являться аналогом знаменитой триады "лебедь, рак и щука", как это чаще всего случается на современной оперной сцене, в т.ч. и на российской, куда тоже долетела эта чума !
Отсутствие одиозных режиссёров или одиозных постановочных решений ещё не гарантирует качества спектакля, ибо для этого необходимо кое-что ещё - необходимо уметь ставить классический спектакль ! :) Рассматривать же постановку как нечто "мешающее" или же "не мешающее" музыке - это нонсенс ! Все компоненты должны быть согласованы, уравновешены и направлены на служение одной цели, иначе цельного спектакля просто не будет.
Странно читать подобные пассажи в нашей доблестной прессе.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Спасибо за ответ - интересные наблюдения по постановке. Я иду в воскресенье, места поближе. И почему-то уверен, что буду в восторге:)
Ну, не в полном восторге, конечно. Но в целом понравилось.

Настасья-Кума - Анна Нечаева, Михайловский театр. Молодо звучащее, сильное лирико-драматическое сопрано. Весьма культурное, что сейчас редкость. Без форсажа, без завалов. Несколько раз внизу что-то похрипывало, но это уже если совсем придираться. Редкая для оперных солистов убедительность актерской игры в сложном образе. Соответствующие образу внешние данные (что для оперы полагаю лишь приятным, но необязательным дополнением). Очаровала, порвала душу и сорвала овацию.

Князь - Владислав Сулимский, Мариинский театр. Его баритон показался мне уставшим, но слушать, и смотреть было интересно.

Княжич Юрий - Эдуард Мартынюк, Беларусь. Оставил двоякое впечатление. В первых рядах партера его было прекрасно слышно - ясный, светлого тембра лирический тенор с убедительными низами. Пару раз верхние ноты, скажу так, вызывали недоумение, но в целом справился с партией. Немалым было мое удивление, когда знакомые, наблюдавшие спектакль из ярусов, в антракте рассказали, что не могут оценить голос... потому что Княжича почти не было слышно. Возможно, это недостаток полетности голоса, возможно - приколы акустики БТ. Я склоняюсь ко второму, поскольку тембр голоса интересный, с обертонами все в порядке, а вот акустика в БТ - весьма посредственная и действительно "со странностями".

Но с акустикой можно гадать. А несомненная неудача в том, что Эдуард Мартынюк - не только лирический тенор, но и "ярко окрашенный" (и буквально - тоже) лирический герой. Ну, представьте очарованного Водемона или Альфреда, рыжего и кудрявого, встревающего в разборки между двумя группами вооруженных мужиков, авторитетом останавливающего драку и рядящего так, что никто не смеет толком возразить. Не бывает. Вот и получился неуверенный в себе юноша, в порыве чувств совершающий необдуманные поступки. Героизм был лишь в маске сосредоточенной серьезности на лице и поставленных (режиссером) позах и жестах. Зачем лирического тенора поставили петь выраженно драматическую партию, а актера лирического образа - играть роль героя с харизмой Радамеса? Остается лишь недоуменно вздыхать и представлять, как на эту же сцену в роли Юрия выходил Георгий Михайлович Нэлепп.

Княжна - Елена Манистина. Единственная полная неудача, которую совершенно не хочется смаковать. Увы. Слова про "тоненькое, донельзя заглубленное сопрано" оказались чистой правдой. Что случилось с голосом? Форсаж, неуместная ажитация вплоть до белого звука, пестрота, плохая дикция. Полная неожиданность. Недавно слышал Елену Любашей, и был уверен, что Княжна будет звучать сильным, густым меццо, за которым незаметно или, по крайней мере, простительно отчаянное переигрывание, чем Елена грешит в своих образах.

Дьяк Мамыров - Вячеслав Почапский. Если в известных записях "Чародейки" Мамыров исполняется с налетом характерности и даже комизма, то здесь был явлен серьезный, а то и жутковатый образ "главного злодея", раскрывшийся и достигший кульминации в ариозо "Меня! Меня плясать заставить!.." Не довелось увидеть в этой партии "главного хулигана" Большого, но мне показалось, что Почапский вплотную подошел к уровню игры Владимира Анатольевича.

Музыка... О, Музыка была прекасна! "Сказочные" народные мотивы, высокие лирические мелодии и драматические пассажи - все это есть у Чайковского в других произведениях, но я никогда не слышал ТАКОГО Чайковского. Во всяком случае, если говорить об операх. Да, "Чародейка" - это "другой Чайковский", и огромное спасибо Александру Николаевичу Лазареву и ведомому им оркестру за возможность ЭТО услышать.

Отдельным пунктом хочу отметить небольшие изменения по тексту относительно двух хорошо знакомых мне исполнений. И, как минимум, одна купюра - речитатив Кудьмы и сцена в начале 4 действия ("Никак рога? Трубит охота! Кого несет в мое болото?").

Собственно о постановке. Не могу сказать, что был чем-то удивлен. Ни приятных, ни неприятных сюрпризов не было. Когда узнал, что в БТ Титель приступил к постановке "Чародейки", то с одной стороны обрадовался - точно появится повод посетить Большой, с другой стороны - удивился его выбором. "Чародейка" чрезвычайно интересна музыкально, интересна вокально. Но выспренное либретто с неаппетитными оборотами вроде "сгниет в цепях", "умрет в страшных корчах", "проточит до кости" - индийское кино с нарочито архаичной лексикой, изумляюще неоправданными поступками героев и вампучным финалом. Эталонно "мыльное" либретто вердиевской "Силы судьбы" в сравнении с либретто Шпажинского - образец оперной драматургии. Чайковский сделал невозможное - подарил  нелепому либретто вечную жизнь. Тителю не удалось сделать невозможное и поставить "Чародейку" так, чтобы зритель не замечал откровенных драматургических нелепостей. Не захватывает спектакль настолько. Возможно, эту оперу можно поставить неким идеальным составом лучших вокалистов, одновременно являющихся лучшими актерами, при неограниченном бюджете на спецэффекты (чтобы иностранцы в первых рядах не дремали), но, мне кажется, именно либретто является непреодолимым препятствием для по-настоящему впечатляющей постановки "Чародейки".

Можно искать в постановке именно режиссерские огрехи.

Помните, в первом действии, когда все должны пить-гулять - все сидят и ничего не делают. Это к чему? И Кума, которая должна изображать - ну если по традиционным лекалам - гулящую бабу , стоит на месте
Даже стесняюсь объяснять столь простые постановочные ходы:) Настасья - не гулящая баба, что в явном виде прописано и в либретто, и у композитора. Стоит на месте она вполне законно - в центре композиции, одета так, чтобы быть заметной без создания суеты. А вся эта статика нужна для того, чтобы сцена со скоморохами "выстрелила" более эффектно. Вспомните - оперы (в классическом виде) часто начинаются длинными и очень длинными статичными сценами - видимо, в надежде, что зритель не задремлет, пока свеженький:)

Или, например: почему фразу про холодеющие руки Княжич оба раза (в адрес Княжны и Настасьи) произносил находясь на  расстоянии, исключающем тактильный контакт? Случайный промах исполнителя (два раза) или режиссерский замысел?:)

Ну смешны же эти "невидимые стены" в третьем действии, когда вот тут вот на мостках - ещё дом Кумы, а вот здесь вот - уже улица, и через эту стену Княжич сперва не может пройти, а потом проходит, когда нет никому никакого дела до стен.
И здесь, как мне кажется, вполне доступно. Княжич и Настасья в этой сцене открываются друг другу, и первый шаг к этому - Кума впускает Княжича в дом путем, который был заповедным для всех остальных (включая его отца).

Никаких идей, ничего нового, ничто интересно не обыграно
Ну вот прямо уж... Те же простецкие деревянные мостки многократно обыгрываются в спектакле. И не мостки тоже. Хватает находок. Имеющий глаза - увидит. Видимо, тут дело или в рациональной предвзятости или в сиюминутном соотношении желания увидеть и желания предаться критическим замечаниям.

Раз уж добрались до мостков, то о декорациях. Да, мне больше нравится "пыльная парча", пять раз меняющиеся "мягкие задники" и вообще сценография настоящего Большого "из детства". Но формальные декорации - вообще признак времени, на которое бессмысленно сетовать. Кроме того, "декорации из стульев" не только делают постановку мобильной, но и позволяют ставить редкие оперы, на декорирование которых а-ля Дзеффирелли банально не найти средств (даже если ты Дзеффирелли).

А так - поставили оперу на мостках с жердями и разноцветной водной гладью в качестве бессменного фона. Порадовали любителей редкостей. Напомнили любителям оперы, что помимо "как в ненастные дни собирались они часто" у Чайковского есть еще "любо нам за Окой у Кумы молодой собираться". Разнообразили репертуар (о, как Большой в этом нуждается!). Сами получили многогранное удовольствие от проделанной работы (главная составляющая творческого процесса). И, в принципе, всё. Можно еще раз повторить постановочный блок "для тех, кто не видел" и для упорных любителей оперы, вроде меня. И оставить постановку лишь в виде ордена - в списке "репертуар" на сайте БТ с именами постановочной группы. Почему-то, думается мне, "Чародейку" ждет именно такая форма - очередного - погружения в летаргию.

« Последнее редактирование: Июль 02, 2012, 17:46:32 от buffone »

Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Даже стесняюсь объяснять столь простые постановочные ходы:) Настасья - не гулящая баба, что в явном виде прописано и в либретто, и у композитора. Стоит на месте она вполне законно - в центре композиции, одета так, чтобы быть заметной без создания суеты. А вся эта статика нужна для того, чтобы сцена со скоморохами "выстрелила" более эффектно. Вспомните - оперы (в классическом виде) часто начинаются длинными и очень длинными статичными сценами - видимо, в надежде, что зритель не задремлет, пока свеженький:)

Нет, не помню. Белькантовые оперы да, начинаются такими экспозиционными хорами - но кто сказал, что они статичные? Gli arredi festivi статичный хор? о_О А у позднего Верди, например, выскакивает дон Карлос - и сразу: Йо ло пердута! (Или: Фонтенебло, форесте имменса!) Про русские оперы и говорить нечего: "Ну что ж вы!.. что ж вы идолами стали?.." Есть, конечно, и обратные примеры, но я не вижу никакой тенденции.
Да и эта тенденция, простите, не объясняет того, что опера, начинающаяся как раз с очень динамичной сцены массового бухания, простите, по мановению руки Тителя открывается как раз с сидения и смотрения честного народа вдаль. Да ведь и в музыке этого нет, никакого сидения на попе, никакой статики :)

Цитировать
И здесь, как мне кажется, вполне доступно. Княжич и Настасья в этой сцене открываются друг другу, и первый шаг к этому - Кума впускает Княжича в дом путем, который был заповедным для всех остальных (включая его отца).

Мне это не проартикулировалось :) хотя я очень долго думал. Опять же: кто мешает сделать нормальный дом и нормальную улицу с дверьми? Этот минималистичный символизм представлен в постановках Большого очень пышно: Набукко! Макбет! Богема! что ещё припомнить?.. да всё подряд, эту постановку хотелось иметь таким царством традиционности. А получился заповедник Стасика на сцене Большого((

Цитировать
Хватает находок. Имеющий глаза - увидит. Видимо, тут дело или в рациональной предвзятости или в сиюминутном соотношении желания увидеть и желания предаться критическим замечаниям.
Нет, нет, нет, что вы, я, наоборот, шёл в предвкушении такого традиционалистского наслаждения и в желании противопоставить роскошный реалистический спектакль Руслану и Людмиле Чернякова. А тут - РиЛ было смотреть неуютно, но интересно, а Чародейку и вовсе скучно.

Большое спасибо за подробный и интересный пост:) Рад, что вы согласились с моей оценкой меццо-сопраны.
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Оффлайн Svyatoslav

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 202
Если в двух словах - смотрел "Чародейку" 28 Июня 2012 года.
Нет никаких нареканий к Александру Николаевичу Лазареву - сам оркестр и музыка оперы звучали замечательно!
Увертюра, симфонические и хоровые эпизоды слушались на одном дыхании.

Режиссер - не понимал до конца что он все-таки ставил.
Какой-то бутафорский крестообразный помост, который характеризовал и постоялый двор, и княжеские палаты, и чащу леса...
Дешево, зато сердито...
Плебс в холщовых робах-балахонах в количестве 150 (примерно) человек исполнял хоровые номера.
Но позвольте? Неужели это тот народ, который хотел изобразить Петр Ильич Чайковский? Наверное, все-таки нет, поскольку у него (народа) в опере - многочисленные лики и хоровые номера прописаны весьма разнообразно!
Значит ли это то, что нужно обязательно делать акцент на скоморохах, а на остальном хоре -нет? Не Значит! "Андрей Рублев" Андрея Арсеньевича Тарковского снят ВЕСЬ! в серой гамме, но какие там западающие в душу образы! Тут даже второстепенные персонажи с ролями, прописанными в опере, не запоминаются.
Задний план - назойливо мелькающая рябь, которая довольно сильно действовала на бессознательное.
Но, позвольте, мы пришли смотреть рябь, или слушать шедевр Петра Ильича Чайковского? Наверное все-таки второе...
У Михаила Александровича Лифшица есть чудесная статья - "Почему я не модернист", где он обыгрывая название известного произведения Бертрана Рассела последовательно проводит мысль о том, что всякое кромсание живой ткани классического произведения не только не шаг вперед, но шаг назад. И так же ткани реалистической. Ну давайте представим, предлагает режиссер впадение Оки в Волгу! Он был, интересно, в Нижнем Новгороде, видел, КАК это грандиозно? Все-же нет, а надо бы...

http://justlife.narod.ru/lifshits/krisis_bezobraziya/19_pocemy_ya_ne_modernist.htm

Зачем городить модернистский огород, если можно было сделать замечательнейшую постановку, благо музыка Петра Ильича к этому располагает.
Замечательнейшее ариозо Кумы, народные сцены, образ Мамырова, Княжны, сцена Княжича с Кумой, Князь - все живы, и, несмотря на то, что либретто писал Шпажинский, Петру Ильичу самой музыкой удалось вдохнуть жизнь в слова.
3 часа замечательнейшей музыки, и, я наверное, поймал себя на мысли, что оперу хочется переслушивать еще и еще.
Но пересматривать - увольте...
Из-за Лазарева я еще схожу, но из-за самой режиссерской постановки....



Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Зачем городить модернистский огород, если можно было сделать замечательнейшую постановку, благо музыка Петра Ильича к этому располагает.

Согласен с каждым словом из вашей рецензии!

Нет, кстати, не с каждым
про Лазарева не согласен, мне и именитый дирижёр не очень:)
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
про Лазарева не согласен, мне и именитый дирижёр не очень :)

Не могли бы вы немного расшифровать, чем именно он вас не устроил ? Это я не к тому, что я сам являюсь его пламенным поклонником, вовсе нет ! :) Но я отдаю ему должное: я знаю его оперные фонограммы, а также иногда посещаю его симфонические концерты. Вот, например, он исполнял 3-ю симфонию Скрябина: http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=715.msg21303#msg21303
Как видите, именно этой его работой я не был доволен, но в целом я считаю его фигурой весьма заметной, а многие его записи вполне удовлетворительными.
Лазарев родился в 1945 году, стал широко известен в середине 70-х, а в начале 80-х и в 90-х он работал в Большом театре. сделав в те же годы хорошие фонограммы, которые до сих пор переиздаются.
Принимая во внимание всё это, было бы интересно понять ход вашей мысли по поводу "именитого" - на мой взгляд, он вполне именитый ! :)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Если в двух словах - смотрел "Чародейку" 28 Июня 2012 года.
Нет никаких нареканий к Александру Николаевичу Лазареву - сам оркестр и музыка оперы звучали замечательно!
Увертюра, симфонические и хоровые эпизоды слушались на одном дыхании.

Святослав !
А не завести ли вам именной поток о Лазареве в разделе "Персоналии" ? Мне кажется, фигура достаточно заметная. К тому же он продолжает работать в Большом театре, так что его имя мы встретим на афишах ещё не раз.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Нашел еще одну рецензию, это "Новые известия" за 28 июня:
http://www.newizv.ru/culture/2012-06-28/165533-v-oku-s-golovoj.html
В Оку с головой
Большой театр показал «Чародейку»
МАЙЯ КРЫЛОВА
 
 

Премьера оперы Чайковского «Чародейка» прошла на Основной сцене Большого театра. Спектакль, возникший по инициативе дирижера Александра Лазарева, делала постановочная команда его давних соратников: сценограф Валерий Левенталь и режиссер Александр Титель.

Сам Петр Ильич любил свое детище и сокрушался, когда «Чародейка» после премьеры в 1887 году не удержалась в афише. Казалось бы, налицо все слагаемые успеха. Либретто написано модным драматургом Ипполитом Шпажинским по его собственной пьесе. Время и место действия – конец XV века в Нижнем Новгороде, на месте слияния Оки и Волги. Эмоций в бурном шекспировском духе хоть отбавляй. Имя композитора должно стать гарантией успеха. Но, поди ж ты, публика (да и критика) была холодна.

Историческая мелодрама повествует о злой судьбе Настасьи, по прозвищу Кума, хозяйки заезжего двора, слывущей в округе чародейкой. Ее любви домогается местный князь, а княгиня ее ненавидит как разлучницу. Жене князя помогает злой дьяк Мамыров. Сын князя Юрий сперва хочет отомстить Настасье за честь матери, но сам влюбляется и договаривается с любимой о побеге. Княгиня, озлобясь вконец, достает отраву и подсыпает сопернице. Труп красавицы слуги сбрасывают в Оку. Княжич в отчаянии проклинает мать. Князь в припадке ревности закалывает сына и, осознав содеянное, сходит с ума.

В крепком вроде бы здании «Чародейки» изначально заложены мины. Их откровенно перечисляет премьерный буклет: страсти тут гипертрофированные, эффекты неправдоподобны, персонажи ходульные, а псевдодревнерусский язык нашему современнику непонятен и отдает безвкусицей. Сам Петр Ильич понял, что в произведении «слишком много слов» и «все сцены вышли растянутые». И к музыке тоже можно придраться. В ней есть изумительные красоты, как ария главной героини «Глянуть с Нижнего» или финальный хор «Рассадить ли беду во темном лесу». Но кажется, что партитура неровная: она как бы распадается на отдельные фрагменты, которые несколько натужно сочетаются друг с другом.

Чайковский мечтал, что «весь театр будет плакать», когда Кума будет умирать. Его мечта почти сбылась: публика если и не плакала, то, во всяком случае, не могла не восхититься голосом Анны Нечаевой. Певица из Михайловского театра сработала так, что народная «распевность» и оперная «правильность» ее вокала нерасторжимо слились в единое целое. Под стать ей был Князь (солист Мариинского театра Валерий Алексеев). Правда, его сын Юрий (Всеволод Гривнов) и пел без достижений, и держался скукоженно, словно не княжич, а приживал. Владимир Маторин (дьяк Мамыров), как всегда, радовал органичной энергетикой персонажа. И жаль, что Елена Манистина (Княгиня), известная прекрасно сделанными партиями, на этот раз была хороша лишь в верхних регистрах.

Композитор предрекал, что «это опера, к которой нужно привыкнуть, впоследствии она утвердится в репертуаре, когда публика прислушается». Творец не знал, как он был прав: если новой постановке «Чародейки» суждено задержаться в репертуаре, то в основном за счет дирижера Лазарева. Оркестр под его управлением «изучил» музыку до мельчайших деталей, что не мешало проникновенности. И музыкальные страсти разного толка, от тихого лиризма до бушующей бури, когда надо, рвались в клочья, а в иные моменты нежно разливались полноводной рекой.

Это, надо сказать, и спасло странный спектакль, придуманный Тителем и Левенталем. Спектакль, зависший на полпути между концепцией и «реализмом», между режиссерской оперой и «концертом в костюмах». Особенно озадачивает начало: первые полчаса на сцене ничего не происходит. Солисты и массовка в серых холщовых одеждах и овчинных тулупчиках почти неподвижно сидят или стоят на деревянных мостках, хотя по либретто в это время идет гулянье в заезжем дворе Настасьи и гости громогласно поют о хмельном веселье. Фоном для «веселья» служит мрачного вида задник, состоящий из речных холмов с деревьями и компьютерной реки, на которой хорошо видны барашки волн. Речного простора, о котором здесь поют, на заднике не наблюдается. Так останется до конца: весна в сценографии сменится зимой, персонажи станут нервно перебегать по мосткам, но водоем, стиснутый мало освещенными неровностями почвы, будет напоминать большой глубокий омут, в котором тонут благие и не благие порывы. Костюмы колеблются от почти этнографической точности в женской одежде и обуви до вполне условных мужских кольчуг и синтетического блеска платья Княгини. Перекошенные деревянные хоромы князя и – особенно – острые выступы дома Кумы напоминают не так древнерусское зодчество, как граненые постройки современного зодчего Фрэнка Гэри. И совсем не удалась сценографу ладья, плывущая по реке: стоящий в ней человек, по пояс обрезанный бортом слишком маленькой лодки, выглядит так, будто сидит на корточках в тазу.

Режиссер, видно, решал две, вернее даже три, задачи: сделать настоящий русский спектакль в традициях Большого театра, показать, что страсти «Чародейки» современны, поскольку люди принципиально не меняются, – и при этом ни за что не утонуть в национальной «развесистой клюкве». Компромиссный результат борьбы этих противоположностей напоминает московскую «лужковскую» архитектуру: элементам постройки и вместе тесно, и врозь скучно.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Чародей
Александр Лазарев воскресил забытые ощущения золотой эпохи Большого театра

 Марина Гайкович
 http://www.ng.ru/culture/2012-06-28/8_sorcerer.html


На основной сцене Большого театра прошла премьера оперы Чайковского «Чародейка». Самой удачной из трех предыдущих постановок этого сочинения была последняя – 1958 года с Евгением Светлановым за пультом: «Чародейка» тогда выдержала 50 представлений. Предыдущие две – в совокупности 17: один (!) раз в 1890 году и 16 в 1916-м. Если бы букмекеры принимали ставки, уже сейчас можно было бы сыграть в тотализатор на то, сколько продержится новоиспеченная постановка.

<...>
Вот тут-то бы и пришла на помощь находка ХХ века (хотя до сих пор автору этих строк подобные мысли казались крамольными) – режиссерский театр, когда эту слабую историю можно было бы обратить в современную драму. Но в театре идут по другому пути – оперу решают в традиционном «большом русском» стиле. Возможно, это было условием одного из членов постановочной группы (вполне могло исходить от дирижера Александра Лазарева) или пожеланием самого театра, которому по статусу нужно иметь подобные постановки в репертуаре. Результат получился чудовищным: персонажи остались ходульными, страсти наигранными, а уж безвкусицы просто навалом. Художник Валерий Левенталь решил декорации в духе акварелей русских художников – с лесом и речкой (тогда как следовало бы отразить бескрайние просторы и Волгу-матушку), с накренившимся теремом Князя, больше напоминающим отхожее место на краю деревни, а режиссер Александр Титель расставил массовку по помостам, чтобы дополнить картинность. Собственно, на этом работа режиссера и закончилась. Все первое действие больше напоминало концертное исполнение в костюмах. По сюжету – веселье у Кумы, а исполнители стоят столбом в полумраке. Второе – в силу присутствия ансамблевых сцен и миграции хора за кулисы и обратно – было пооживленнее.

Работа с артистами нулевая. Кто все эти люди и что за мотивы их направляют – нужно догадываться. Кто такая Кума? Колдунья или русская Кармен? Чем она таким привлекла Князя, да еще и до беспамятства? Что заставляет странных обитателей ее двора, похожих на зомби, носить ее на руках? Каким таким местом она влюбила в себя Княжича, который вообще-то собирался ее убить? Тем, что разделась до нижней рубахи, пока тот в ее покои пробирался? Нет ответов на сцене.

<...>

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Вот и открыл сезон в Большом, посетив две Чародейки подряд с разными составами.

Состав 15 сентября.

Настасья-Кума - Анна Нечаева
Князь - Валерий Алексеев
Княгиня - Ирина Макарова
Княжич Юрий - Эдуард Мартынюк
Мамыров - Вячеслав Почапский

По сравнению с прошлым разом Анна Нечаева звучала похуже - и россыпь местами была, и форсаж с, не побоюсь слова, повизгиванием на верхах. Больше всего напоминало неразогретый голос, когда всю дорогу мнилось, что Анна "просто не успела распеться". Помогла синтетическая природа оперы - задушевный образ с психологическими "обертонами" и какой-то очень притягательной внутренней свободой компенсировал недочеты вокала.

Голос Валерия Алексеева на слух более "возрастной", чем у Владислава Сулимского, - децибельно громче, но тембрально - глуше. Лирические эпизоды - "Дела правления, заботы..." и дуэт с Кумой (про бурю и жемчуг - мой любимый фрагмент партии Князя) - прозвучали как-то смазанно и прохладно. Можно спорить о том, было ли неточное интонирование в этих фрагментах интерпретацией (уж слишком "впето" они прозвучали), но в громогласно-плакатных сценах Князь был убедительнее, чем в тонко-эмоциональных.

В летнем премьерном сете дружное недоумение вызвало исполнение партии Княгини Еленой Манистиной. Говоря без выкрутасов, провальное - что стало неожиданностью для тех, кто слышал Елену в других партиях. В сентябрьской серии Елена уже не поет. А Ирина Макарова для меня стала главной героиней спектакля. Благодаря совершенно иному, чем у Манистиной, вокальному оформлению и более сдержанной игре без угловато-комических переигрываний роль встала на место. Страдание, решимость и демоны, овладевшие Княгиней были убедительно выражены звонким, полетным меццо, заливавшим зал в сольных фрагментах и культурно подбираемым в ансамблях (голос Ирины заметно крупнее, чем у других исполнителей в описываемом спектакле).

Простых партий в "Чародейке" нет, но рискну сказать, что Княгиня наиболее сложна, т.к. при общей высокой тесситуре во втором действии есть пара мест, где нужны не просто уверенные, а убедительнейшие на форте низы (ариозо "Так вот беда пришла откуда" и диалог с Князем, где про, извините, "сгниет в цепях"), оба раза со сложнейшим резким выходом наверх. Ирина  "взяла" их очень естественно - получился не вокальный трюк, а редкая и очень необходимая для образа краска. В общем, сильный, свободно льющийся прекрасно выстроенный голос позволил отвлечься от технических сложностей и увидеть на сцене не певицу, а Княгиню - самый противоречивый образ этой оперы.  Брава, Ирина!

Про Княжича в исполнении Эдуарда Мартынюка я уже пространно высказался в летнем отчете. Изменений не произошло. Ни в худшую, ни в лучшую сторону. Небольшой голос лирической природы, довольно напряженное пение. Можно было бы говорить о приятном впечатлении, если бы не катастрофическое отсутствие верхних нот, которые Эдуард все-таки пытается взять, вместо того, чтобы как-то выйти из положения внутри рабочего диапазона. Без верхних нот (если можно вообще говорить о партии тенора без учета верхушек) голос выстроен очень прилично и звучит интересно.

Вячеслав Почапский - один из моих любимых басов в Большом не только за певучий, подвижный голос, но и за стабильность исполнения партий, и за артистизм, который ой как нужен для роли Мамырова. Летом я достаточно подробно рассказал о его участии в спектакле.
« Последнее редактирование: Сентябрь 18, 2012, 00:39:57 от buffone »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
16 сентября

Настасья-Кума - Мария Горелова
Князь - Владислав Сулимский
Княгиня - Лариса Костюк
Княжич Юрий - Дмитрий Полкопин
Мамыров - Владимир Маторин

В одной из рецензий на летние спектакли говорилось, что "Мария Горелова заливала зал голосом" и что-то еще в превосходных словах. Вряд ли это была другая Мария Горелова. Неуверенный, дрожащий голос, ученическое пение и (возможно, как следствие) такая эфемерная, но ощутимая вещь, как отсутствие харизмы, жизненно необходимой для роли Кумы. Знаменитая ария не прозвучала - уж куда там "ширь-простор", когда голос дрожит и приходится прислушиваться даже из первых рядов партера, откуда я имел честь наблюдать за происходящим на сцене. Жена утверждает, что из ярусов было видно, как до "появления" (пока была закрыта артисткой хора или миманса) Мария заметно волновалась - настолько, что казалось не сможет произнести ни звука. Возможно, это и так. Но умение справляться со сценическим волнением - обязательное условие для профессионала.

Штрих. Подруга Поля (Анастасия Кикоть), которая поет в первом дейстии буквально несколько фраз, неожиданно "убрала" Куму, прозвучав значительно более уверенно и звучно.

Лариса Костюк в партии Княгини очень напомнила неудачное выступление Елены Манистиной. Буквально по тем же пунктам. Верхи качаются, низы отваливаются. Плохая дикция. Кантилена страдает настолько, что если бы я не слышал днем ранее Ирину Макарову, но принял бы некоторые певучие фрагменты за речитативы. Не столь уголовно, как у Манистиной, но слушать было тяжело.

Главной интригой спектакля для меня был выход Дмитрия Полкопина в партии Княжича. На первой же фразе "родительской во всем покорен воле" мне захотелось горько заплакать от грусти и безысходности. Хриплый, срывающийся разговорный баритон. В зале пронесся недоуменный шелест и даже смешки. Дальнейший речитативный дуэт с Княгиней прозвучал в той же совершенно не вокальной манере.

Отступление. Я считал, что хорошо представляю чего можно ожидать от Дмитрия, поскольку только за прошлый сезон слышал его в МАМТе никак не меньше двух десятков раз. Да, ему можно вменить серьезные претензии и по актерской части и, что более серьезно, - по вокалу. Регистровая ломка, неточное интонирование, прямо-таки вызывающе небрежное звуковедение и отсутствие филировки. Все это я (почти) могу простить за одно пробивающее громогласный оркестр Феликса Павловича верхнее "си" в сцене грозы. Иногда лучше, иногда хуже, никогда - идеально. Но я знаю, что он поёт! И что же?

Последовавший дуэт с Княгиней ("Дай нам Бог в счастье жить...") прозвучал абсолютно уголовно, на уровне ниже самодеятельного.  Было впечатление, что солисты только что увидели друг друга. Что не было репетиций. Что Полкопин вообще не знает нот и текста (пропустил целую фразу). Окончание надругательства над Музыкой публика встретила в традициях Ла Скала - убийственным гробовым молчанием. А ведь накануне Макарова и Мартынюк за вдохновенное исполнение этого восхитительного дуэта сорвали аплодисменты, что почти невероятно с учетом общей прохладности, с которой публика принимает не знакомую в народе оперу (публика попросту не знает "где надо хлопать", и несколько спасает положение только выраженная сонатность произведения).

Печаль моя была безмерна, а желание встать и выйти вон - непроизвольно и почти неодолимо. Транквилизатором стали две последовавшие сцены с участием Владимира Маторина. Да, возраст слышен в голосе. Да, суфлер подсказывал ему особо настойчиво и часто. Но незабываемая харизма Владимира Анатольевича по-прежнему накрывает зал Большого при каждом его появлении на сцене. Ну скажите: кто еще может показать на сцене, пардон, жопу (а именно так, задрав рясу, Мамыров завершает танец со скоморохами под занавес), чтобы это воспринималось не как сомнительная находка, а как нечто естественное и даже необходимое в контексте образа и сюжета. К харизме прилагается идеальное попадание в образ (соглашусь с где-то прочитанным, что образ Мамырова будто создан специально для Маторина) и, конечно, размер голоса - одно из немногих в Москве напоминаний о том, что такое настоящий театральный голос для Большого.

В конце первого действия - две сцены с Княжичем. Хотелось надеяться на что-то сверхъестественное. Например, что Призрак Оперы (если он еще не сбежал из Большого) проведет за сценой воспитательную работу с Полкопиным и тот хотя бы споет причитающиеся до конца действия два речитатива и маленькое ариозо "Убить её!.." Настоящего чуда не произошло, но... Вот и сам бы не поверил, но своими ушами слышал, как вчера в Большом театре зазвучал Настоящий Драматический Тенор. Конечно, далеко, вообще, совершенно не идеально, что называется with his incredible style (о котором я уже упомянул в отступлени чуть выше), но те ноты, которые получились у Полкопина, стали для меня настоящим праздником. Возможно, мой восторг и некоторая экзальтация вызваны контрастом с первым выходом Дмитрия. Да, возможно. Какой-то частью, но не так, чтобы полностью:)  Присутствовали: размер голоса, подача под большой зал, сокрушительная "героическая" атака - все, чего не хватало Эдуарду Мартынюку, чтобы сделать из Юрия героический персонаж, а не юношу, страдающего гамлетизмом волей судеб.

В антракте после короткого семейного совета мы решили покинуть спектакль, поскольку все второе действие на сцене должны были находиться неубедительная Кума, утомляющая Княгиня и, под видом Княжича, - непредсказуемый Дмитрий Полкопин в образе Германа. А единственный персонаж спектакля во втором действии, который не вызывал опасений - Князь в качественном (во всех отношениях) исполнении Владислава Сулимского. Печально, конечно, и неправильно покидать спектакль в антракте, но такова была вынужденная защитная реакция.
« Последнее редактирование: Сентябрь 17, 2012, 12:39:38 от buffone »

Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 450
Спасибо! Замечательный сравнительный анализ двух спектаклей.
Жаль, что так всё сурово.

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
двух спектаклей.
На самом деле трёх:) Плюс летний.

Жаль, что так всё сурово.
Не так уж все и плохо. С учетом склоняемого везде "бедственного положения оперы" - так вообще замечательно. Классическая костюмная постановка, процентов на 90 "разгадывающая" авторский музыкальный текст - безусловно, успех. Заслуживающая превосходных эпитетов работа дирижера, Александра Николаевича Лазарева.

Но.

"Чародейка" относится к тем операм, где состав исполнителей решает всё. Причина - чудовищно нелепое либретто и выспренный текст, местами вызывающий непроизвольную мучительную улыбку и сочувствие солистам, которым на полном серьезе это приходится петь. Обмануть слушателя, заставить его не замечать вампучность либретто может только (более чем) хорошее исполнение. И вокальное и драматическое - второе для таких опер становится обязательным условием. Как только солисты перестают "держать" публику в эфемерном очаровании наступает крах - волшебные очки исчезают и на сцену бесцеремонно вваливается  Невеста Африканская, превращая Оперу в балаган и посмешище.

Такова не только "Чародейка". То же можно сказать о "Силе судьбы" или "Трубадуре" (хотя по мыльности и искусственности "Чародейка", на мой взгляд, с большим отрывом лидирует). Эти оперы живут в записях благодаря бессмертному волшебству их музыкальной составляющей, а на сцене - благодаря:
а)  периодически случающимся талантливым, профессиональным постановкам
б) с крепкими составами исполнителей.
И то, и другое сейчас стало редкостью, а уж сочетание...
« Последнее редактирование: Сентябрь 17, 2012, 17:15:15 от buffone »