Автор Тема: Б.В.Асафьев (1884-1949) - гений музыковедения  (Прочитано 29646 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Klein Zaches

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 149
В сети обнаружена книга Б. Асафьева "Музыкальная форма как процесс"...

http://konsa.kharkov.ua/e107_plugins/forum/forum_viewtopic.php?1673.last
« Последнее редактирование: Июнь 22, 2010, 19:27:40 от Predlogoff »
"Все лучшее во мне говорило мне: ...  А все худшее возражало на это так: ..."

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
http://konsa.kharkov.ua/e107_plugins/forum/forum_viewtopic.php?1673.last

Грандиозно !
Между прочим, эта книга довольно неудобна для сканирования, ибо там много мелких деталей и есть примеры, но тем ценнее сие свершение.
Оттуда не очень удобно качать - если кто скачал, пожалуйста, переложите куда-нибудь подоступнее для нас, чтобы было поудобнее качать !
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
Никаких проблем не заметила, за 5 мин скачала, но если удобней качайте
http://files.mail.ru/YOE6DR
пароль  alexus
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я тоже скачал, но я разочарован: как выяснилось, книга представлена не в текстовой, а в фотографической форме, т.е. из неё нельзя скопировать цитаты :)))))))))).
Зато хоть читать можно :))
Конечно, "дарёному коню в зубы не смотрят", но всё же...........
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Анатолий Лихницкий

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 495
  • (1936—2013)
Я тоже скачал, но я разочарован: как выяснилось, книга представлена не в текстовой, а в фотографической форме, т.е. из неё нельзя скопировать цитаты :)))))))))).
Зато хоть читать можно :))
Конечно, "дарёному коню в зубы не смотрят", но всё же...........

Наверное еще неудобнее иметь бумажную  книгу , с нее еще сложнее дергать цитаты , да еще надо было за нее заплатить.
Тем не менее лет 15 назад я ее купил и все это время радовался своей покупке!

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Я тоже скачал, но я разочарован: как выяснилось, книга представлена не в текстовой, а в фотографической форме, т.е. из неё нельзя скопировать цитаты :)))))))))).
Зато хоть читать можно :))
Конечно, "дарёному коню в зубы не смотрят", но всё же...........
Наверное еще неудобнее иметь бумажную  книгу , с нее еще сложнее дергать цитаты , да еще надо было за нее заплатить.
Тем не менее лет 15 назад я ее купил и все это время радовался своей покупке!
Дело не только в деньгах. Даже в основном не в деньгах, а в переиздании стоящей литературы и отлаживании дистрибьюции. Проблема в том, что многие прекрасные исследования не переиздаются.
Т.е. их сейчас негде приобрести. А то, что выпускается, очень плохо распространяется. Например, в петербургском "Доме книги" муз. отдел монографий и справочников занимает два узеньких стеллажа в проходе, причем несколько полок этих стеллажей занято самоучителями игры на гитаре и проч. Многие книги, выпущенными московскими издательствами, в Петербурге не представлены. Кроме того, в Питер они попадают со значительным опозданием. Так, воспоминания Л. Бермана я покупала в Москве, в "Доме книги" они появились спустя полгода после того, как я их купила. Да и вообще, многие из современных изданий мне приходилось везти из Москвы. Работа Дубинец в Петербурге так и не появлялась. А за "Симфоническими этюдами" Асафьева я специально тащилась в магазин на Садово-Триумфальной, потому что в др. крупные московские магазины это издание не поступало. Разве это удобно - тратить столько времени на поиски? А охота мне таскать лит-ру из Москвы?
Старые издания, конечно, можно посмотреть в чит. залах библиотек. Когда-то мне приходилось много работать в научных залах, и я наелась этим так, что увольте. Но тогда это нужно было по делу. Вспоминаю очереди в гардероб, очереди к тематическим каталогам, переписывание выходных данных и шифров на специальный бланк, очередь к библиотекарю подсобного фонда, которая должна поставить на этот бланк печать, удостоверяющую, что выбранных мною книг нет в её фонде и их нужно заказывать, а затем очередь к сотруднику, которая принимает заказы. Через несколько дней снова очереди в гардероб и в фонды, где оказывается, что некоторые из присланных мне книг, мне не нужны (т.к. по аннотации бывает непонятно, стоящая книга или ерунда), а остальные ещё не подобраны.  Сколько времени уходит впустую! Кроме того, в читальных залах бывает сложно работать, т.к. приходится быстро осваивать большие объемы информации, нет времени на осмысление и т.п. А переписывание необходимых цитат - это дикий ужас. Сейчас, правда, вроде бы сделаны компьютерные каталоги и разрешено ксерокопирование, но наверняка к компьютерам тоже собираются очереди. Может, конечно, я избалованна, но я не люблю библиотекии вспоминаю их с ужасом:)).
Поэтому, если книги распространяются через Интернет, то я этим тоже пользуюсь. Хотя больше люблю традиционные бумажные книги, за которые мне нетрудно заплатить, если они есть в продаже. Но, с другой стороны, книги сейчас недешевы - это тоже перекос, т.к. завышенной ценой отсекается часть читательской аудитории.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Наверное еще неудобнее иметь бумажную  книгу , с нее еще сложнее дергать цитаты , да еще надо было за нее заплатить.
Тем не менее лет 15 назад я ее купил и все это время радовался своей покупке!

Дело не в бесплатности - у меня есть самое первое её издание, которое ныне подороже стоит.
"Первое", потому что целиком книга была опубликована лишь в хрущёвские уже времена, хотя по частям была опубликована раньше - сначала вышла первая книга, а затем - в многотомном (но не полном) собрании сочинений Асафьева - вторая книга.
Обе книги структурированы по-разному.
Асафьев - гений музыкознания и музыковедения, подобного которому не найдётся во всём мире.
К сожалению, далеко не все его тексты опубликованы - вот тоже задача, достойная решения !
Каждое его воспоминание о минувшей эпохе русской музыки, как и каждое его замечание о музыке и музыкантах других стран и народов достойно внимания.
Это не означает, что с ним всегда, везде и во всём надо соглашаться - но прежде чем спорить с мудрецом, нужно иметь желание и терпение выслушать его :)
Его много критиковали, но, как всегда бывает в таких случаях, его недостатки являются продолжением его же достоинств, поэтому я считаю, что надо перенимать у него прежде всего любовь к музыке, широту кругозора и страсть к познанию.

Сколько времени уходит впустую! Кроме того, в читальных залах бывает сложно работать, т.к. приходится быстро осваивать большие объемы информации, нет времени на осмысление и т.п. А переписывание необходимых цитат - это дикий ужас.

:)) Я вижу, что вы меня понимаете ! :))
Конечно, ужас !
Разумеется, с экрана готовую страничку переписать легче, чем где-то её искать в библиотеке, но всё равно, я считаю, что это артель "Напрасный труд".

Поэтому, если книги распространяются через Интернет, то я этим тоже пользуюсь. Хотя больше люблю традиционные бумажные книги, за которые мне нетрудно заплатить, если они есть в продаже. Но, с другой стороны, книги сейчас недешевы - это тоже перекос, т.к. завышенной ценой отсекается часть читательской аудитории.

Дело не только в этом: бумажные тексты, как и всяческие "диски с музыкой" должны умереть. В 21-м веке всему этому не место.
Понятно же, что даже в имеющейся дома книжке нелегко найти нужную цитату, особенно если нужна ТОЧНОСТЬ цитирования. На это уходит куча времени, что даже я с моей довольно цепкой памятью не всегда могу в приличные сроки найти цитату, хотя часто вроде даже и помню, как она выглядит и в каком углу страницы может быть расположена.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Klein Zaches

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 149
Я тоже скачал, но я разочарован: как выяснилось, книга представлена не в текстовой, а в фотографической форме, т.е. из неё нельзя скопировать цитаты :)))))))))).
Ничего подобного - все прекрасно копируется. И поиск работает.
"Все лучшее во мне говорило мне: ...  А все худшее возражало на это так: ..."

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Ничего подобного - все прекрасно копируется. И поиск работает.

Дамы и господа !
Я чего только не предпринимал, но не смог скопировать извлечь текст из книги Асафьева !
Проверка свойств файла показала, что в них установлен запрет на копирования.  Для чего установлен этот запрет, мне неведомо - какое-то извращенчество, наверное :)))))))
Поиск каким-то образом осуществляется, но не пойму, каким: ведь вид страниц-то явно фотографический ! Видно, что это фотокопия книги, поэтому как осуществляется поиск, я мог бы узнать только в том случае, если бы знал, как устроен файл, а я этого не знаю. Быть может, под изображение подложен распознанный текст.
И как его извлечь ?
Как поменять свойства файла и снять запрет на копирование ?
У кого какие соображения ?
И у кого какая ситуация ? Неужели у кого-то копируется и можно извлечь кусок текста для размещения в другом файле ?
« Последнее редактирование: Март 11, 2009, 20:07:30 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #9 : Март 11, 2009, 19:45:11 »
У меня тоже не копируется, мне, правда, это и не нужно, я просто ее потихоньку читаю :)
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Временный филантроп с элементом цинизма

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 17
Цитата: Predlogoff
Дамы и господа !
Я чего только не предпринимал, но не смог скопировать извлечь текст из книги Асафьева !
Проверка свойств файла показала, что в них установлен запрет на копирования. 
Ну а собственно говоря, почему бы Вам всю эту книгу не сконвертировать в Word DOC? И после этого копировать все, что и откуда угодно. Ведь существует миллион бесплатных программ конверторов, например, здесь:
http://www.softsoft.ru/business/calculators-converters/16952.htm

Оффлайн Klein Zaches

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 149
Дамы и господа !
Я чего только не предпринимал, но не смог извлечь текст из книги Асафьева !

Это потому что ТЕКСТ неотделим от КНИГИ и составляет с ней неразрывное единство!

Неужели у кого-то копируется и можно извлечь кусок текста для размещения в другом файле ?

Вы меня так заинтриговали, что я решил проделать небольшой research.
Выяснилось, что по двум ссылкам находятся два разных файла  и в одном из них действительно установлен запрет на копирование, который, впрочем, легко снимается такой, например, программкой  http://www.sendspace.com/file/wlegdo.

Если лень возиться, то вот готовый результат - http://www.sendspace.com/file/upyuaf :))

В другом же файле (на ifolder) никакого запрета нет, но также нет, почему-то, и удобной системы закладок для быстрой навигации по главам.

Мир несовершенен :))
« Последнее редактирование: Март 12, 2009, 20:05:04 от Klein Zaches »
"Все лучшее во мне говорило мне: ...  А все худшее возражало на это так: ..."

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #12 : Апрель 10, 2009, 20:24:05 »
Мы ещё не обсуждали на нашем форуме идеи Асафьева, но уже тут я хочу опять выдвинуть одно дискуссионное положение, из-за которого в своё время у меня были дискуссии. Приверженцы асафьевского редукционизма и вытекающих из него идей по части музыкального формообразования утверждают, что форма любого большого произведения (в тот раз речь шла, конкретно, о "Прометее" Скрябина, но не это важно) целиком и полностью определяется свойствами музыкального материала, из которого оно выстроено, и, в полном согласии с идеями Асафьева, выдвигают утверждение, что если бы музыкальный материал "Прометея" был бы другой, то и форма его была бы другой.

В этом случае на вопрос, как тогда быть с сонатной формой и со скрябинским тональным планом "Прометея", ответить невозможно, потому что при ответе на эти вопросы пришлось бы признать, что Скрябин во-первых, не изобретал сонатную форму, а во-вторых, предначертал тональный план РАНЬШЕ, чем создал музыку "Прометея", потому что ИЗ МУЗЫКИ этот тональный план никак не выводится, как, впрочем, и сонатная форма.

Этот казус я припомнил по той причине, что ещё раз хотел подчеркнуть важную мысль: если форма не следует из музыки, а музыка из формы, то это ещё не означает, что при создании произведения они не должны идти навстречу друг другу ! В том-то и дело, что во время сочинения в мозгу любого творца уже имеются некие предначертанные "схемы" и их варианты, но творчество состоит не только в том, чтобы сочинить, измыслить или "изобрести" музыкальный материал, но и в том, чтобы соотнести его свойства с предполагаемой формой его выражения ! При этом варьированию подвергается как форма, так и музыкальный материал (и его инструментальное выражение), но никакого редукционизма в плане однозначного выведения формы из материала здесь быть не может и в реальности  сие никогда не наблюдается, вот что важно ! Т.е. процесс сочинительства это процесс диалектический, тут не может быть никакого жёсткого детерминизма, а потому редукционизм как дитя механистического материализма, на котором были взращены поколения исследователей и натурфилософов конца 19-го начала 20-го века и которому по старинке следовали многие учёные вплоть до середины, а некоторые из них даже до конца 20-го века (и отнюдь не только в СССР, но и везде в научных кругах за рубежом), в сфере анализа творческой деятельности и в плане изучения взаимодействия формы и содержания абсолютно несостоятелен !

Я понимаю, что наезжать на Асафьева и на его книгу "Музыкальная форма как процесс", базирующуюся на вышеуказанном редукционизме, весьма чревато :), но пора уже  объявить, что форма муз.произведений не выводится из интонаций лежащего в их основе музыкального материала – это утопия ! Это примерно такая же утопия, как и выведение формы театральной пьесы из интонаций используемых в ней слов ! Во всяком случае, это не может быть правилом для прошлых эпох, о которых рассуждал Асафьев, хотя в принципе подобное возможно, но уже на базе конструктивистских идей ХХ-го века: в ХХ-м веке "всё возможно" :). Другое дело, считать ли "музыкой" то, что порождено редукционистскими схемами ?

Прошу учесть, что я это говорю, будучи вечно в мыслях коленопреклонённым перед музыковедческим гением Асафьева. В конце концов, если вера в какие-то идеи помогала ему в его творчестве, то и на здоровье ! Ведь те, кто пользуется результатами этого творчества, не обязаны разделять эти идеи – просто любые идеи следует рассматривать в связи с порождёнными ими артефактами, вот и всё.

 

Мне представляется, что вопрос соотношения содержания и формы - один из "вечных вопросов философии", - вообще не может слишком абстрактно рассматриваться применительно к музыкальным произведениям, как и вообще к любым творениям из сферы искусства. Тут не может быть "общих" рецептов.

Иначе получится то, что пропагандировал один из моих давнишних оппонентов: дескать, сначала появляется музыкальная мысль, затем на неё накладывается стиль, а потом и форма.

Разумеется, ничего подобного в природе не наблюдается и такой последовательности этапов никто не придерживается :))

Сама музыка, сам стиль возникают уже в некотором контексте, в котором, кстати, заранее известны и некоторые формы, поэтому имеет место сложный процесс "прорастания" интонаций во вполне определённом контексте и к тому же в рамках определённой творческой задачи, т.е. уже на самом раннем этапе зарождения музыки осуществляется некоторый ОТБОР интонаций в ПРЕДВИДЕНИИ того, какая в результате получится форма.

Интонационный материал сам по себе не может детерминировать не только форму целого, но даже и строение отдельной музыкальной фразы, потому что интонация это слишком мелкая и в информационном плане недостаточно ценная деталь, чтобы из неё могла быть выведена форма подобно тому, как дерево выращивается из семечка. Если продолжить эту аналогию (не слишком удачную !), то выращивание некоего музыкального "растения" из интонационного "зерна" должно ещё сопровождаться "окультуривающей прививкой", потому что из зерна вырастает лишь "дичок", тогда как "оформление" и доведение его до высокого статуса "культурного растения" осуществляется СНАРУЖИ, т.е. внешними по отношению к первичным низовым качествам действиями.

Я повторяю, что эта аналогия не слишком удачна, но идея состоит в том, что далеко не всякая форма может быть автоматически выведена из музыкального материала, а уж тем более, из интонаций, лежащих в его основе.

Если, допустим, при создании полифонических сочинений, например, тех или иных форм фуги, редукционизм вполне допустим, то и в этом случае всё равно на каком-то этапе необходимо будет из множества допустимых вариантов выбрать конкретную форму и принять решение о пути музыкального развития. Да, между прочим, в связи с принятием того или иного решения по поводу формы вполне может быть видоизменён сам музыкальный материал, который в первоначальном виде мог быть недостаточно адекватен этой форме. А если это так, то разве можно говорить о том, что форма прорастает из этого материала "в процессе" его интонирования ?

Конечно нет !

Зато, по-моему, можно говорить о другом: что форма и материал, взаимодействуя, проходят взаимную шлифовку и после такой "примерки" вполне может видоизмениться и то и другое. Более того, ведь сколько брошенных авторами (и переделанных ими в рамках других форм) сочинений имеется в истории музыки! Разве это не свидетельствует о том, что на некоем этапе обнаруживалась невозможность "примирения" формы и музыкального материала, в результате чего творец откладывает, а иногда и бросает свою работу ?

Т.е. я сформулировал бы другую мысль: музыкальная форма является не ПРОЦЕССОМ интонирования, а РЕЗУЛЬТАТОМ другого процесса - процесса взаимодействия формы и оформляемого музыкального материала на этапе его оформления. Форма не вырастает из интонаций и однозначно никак из них не следует, но она выковывается (если это свободное построение поэмного характера) или выбирается (если желателен какой-то ранее наработанный стандарт) во взаимодействии с материалом, как и материал подгоняется под выбранную форму, но в любом случае форма предлагается ИЗВНЕ. Это надо чётко понимать.

Та иллюзия, что в процессе ИСПОЛНЕНИЯ произведения его музыкальная форма ВЫГЛЯДИТ (но не является !) "процессом интонирования", имеет место только потому, что форма в конце концов была реализована именно в таком её виде, в каком она представлялась автору адекватной и "притёртой" к материалу (а материал, в свою очередь, притёрт к ней) через ВЗАИМНЫЕ их изменения. Я намекаю на то, что в процессе создания музыкального произведения форма влияет на материал не меньше, а скорее всего, даже и больше, чем материал на форму !

Ещё раз подчеркну, что такой редукционизм, когда форма однозначно выводится из исходного материала, конечно, возможен, но тогда всё равно необходимо указать ПРАВИЛА, по которым форма "вырастает" из материала. Но простите, если эти "правила" имеются, то они ведь всё равно навязаны ИЗВНЕ :))))

А чем это лучше навязываемой извне готовой формы ?

Моя мысль заключается в том, что нельзя категорически однозначно рассматривать ЛЮБУЮ форму только как процесс интонирования, потому что помимо такого способа рождения у неё могут быть и другие источники. Причём, что неудивительно, источником форм является массив известных музыкальных произведений, на которых опытным путём были опробованы различные варианты применения формы. Иначе говоря, при создании очередного произведения композиторы прошлого шли от общего к частному.

Любопытен также вопрос, как из интонаций может рождаться музыкальная фраза и каковы могут быть закономерности её рождения ? Например, можно предложить такую иерархию: из интонаций - фразы, из фраз - предложения, из предложений - периоды, из периодов - части сочинений и т.д. Если кого-то не устраивают эти названия, то можно предложить другие названия иерархических уровней, т.к. иерархия построения формы целого может рассматриваться с привлечением любой терминологии, но суть остаётся одной и той же: на каждом этапе осуществляется отбор и притирка материала и оформляющей его конструкции, будь то фраза, предложение, период или конструкция крупной части формы.

Я даже больше скажу, иной раз уже на этапе создания, шлифовки и притирки крупных узлов большой конструкции может сказаться творческий промах (реальный или только лишь мерещущийся творцу), допущенный где-то на нижних уровнях формообразующей иерархии, в результате чего может потребоваться "перетряхивание" всей конструкции ! На этом этапе может быть пересмотрена не только музыка, но даже "ипостась" явления миру родившегося музыкального материала. Ярким примером тут может послужить переделка муз. материала знаменитой "Предшестой", т.е. так и не родившейся Симфонии Es-dur Чайковского, музыкальный материал которой, как, вероятно, решил автор, оказался недостаточно ярким, значимым и масштабным для симфонии, в результате чего, по всей видимости, в поисках "яркости", он был ПЕРЕоформлен как сочинение для фортепиано с оркестром ! Т.е. перетасован и дополнен новым материалом. А ведь некоторые части Симфонии были уже готовы, а кое-что уже даже оркестровано ! И вдруг такой мощный откат !

Ведь если бы форма так уж однозначно вырастала из интонаций, то разве мог бы иметь место подобный казус ? :) Тогда бы Симфония была "домучена" и рождена-таки в том виде, который предполагался, но что это было бы за сочинение и удовлетворило ли бы оно критическому взгляду автора ? Скорее всего из этой музыки получился бы какой-нибудь уродец, который и "симфонией"-то можно было назвать с большой натяжкой.

В общем, вопрос сложен и далеко не так однозначен, как "ответ", предложенный в книге Асафьева.
 

Но я другой стороны, чем нам должен быть дорог Асафьев ?

Я думаю, тем, что прежде всего это был человек громадной эрудиции, профессионал с композиторской жилкой, с отменным слухом, знаток мировой музыки, влюблённый в русскую музыку, в её историю и в её (на тот момент весьма интересное) настоящее.

Если читать его книги, посвящённые рассказам о русской музыке и её истории, то возникает полное ощущение погружённости в контекст. Я полагаю, что его статьи на исторические темы представляют даже бОльший интерес, чем его теоретические изыскания и предложения.
« Последнее редактирование: Апрель 11, 2009, 13:25:57 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Erika-lir

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 1
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #13 : Май 07, 2009, 15:40:50 »
Подскажите,пожалуйста,пароль... :)

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #15 : Август 05, 2009, 19:24:36 »
Увидел в сети забавные наскоки на Асафьева, решил скопировать кое-что к нам на форум по этой теме, в частности, цитаты по темам наскоков.
Ппервый наскок состоял в том, что в нём сделана инкриминировать Асафьеву неправомерное написание "Предисловия" к теоретической работе. По этому поводу была предоставлена информация:

Цитата:
--------------
Эрнст Курт (1886-1945) — автор таких выдающихся музыковедческих трудов, как “Романтическая гармония и ее кризис в “Тристане” Вагнера” (1920), “Основы линеарного контрапункта. Мелодическая полифония Баха” (1917), “Музыкальная психология” (1931), двухтомная теоретическая монография об Антоне Брукнере (1925). “Энергетической теорией” Эрнста Курта довольно много занимались в Советском Союзе, в частности Б.В. Асафьев, отредактировавший перевод “Основ линеарного контрапункта” и написавший обстоятельное предисловие к ним (Курт Э. Основы линеарного контрапункта, М., 1931. Предисловие редактора. С. 11— 31). 
--------------

Спрашивается, кому ж ещё писать "Предисловие", как не тому, кто редактировал текст книги ? :))
Второй наскок состоял в том, что Асафьеву инкриминировалось написание статей и докладов, зачитанных Ждановым в 1948 году. По этому поводу тоже была предоставлена информация:

Цитата:
------------------
Идеологические кампании послевоенной эпохи коснулись практически всех сторон культуры и всех областей искусства — литературы, театра, кино, музыки и философии. Это происходило при Жданове. Но за его кончиной в середине 1948 года последовали кампании в биологии (август 1948-го), театральной критике (1949), истории науки (1949-1950), физиологии (1950), лингвистике (1950), политэкономии (1951).

Все ждановские постановления строились по одной модели: избирался негативный пример (рассказ Зощенко, обилие пьес западных драматургов в театральном репертуаре, фильм “Большая жизнь”, опера Вано Мурадели, учебник по истории философии) и к нему подверстывались “факты”, которые вели к выводам, часто никак с ними не связанным (так, в фильме Леонида Лукова “Большая жизнь” не было проблем “исторической правды”, а в опере Мурадели не было “формализма”). Ждановская модель кампании имела свой trademark: она обычно венчалась большим собранием (писателей, музыкантов, философов), речами самого Жданова и разгромным постановлением. Стоит заметить, что Сталин после смерти Жданова иначе аранжировал свои кампании: как в лингвистике, так и в экономике они строились на инсценированной “дискуссии” (письмах и статьях в газете), после чего следовал обширный трактат “корифея всех наук”, расставлявший все по местам и поправлявший “путаников”

Каждая из этих кампаний решала как широкие политические, идеологические и эстетические (а иногда и международные) задачи, так и узкие (аппаратная борьба в сталинском окружении, борьба за власть и привилегии в среде творческой интеллигенции, вкусы и пристрастия самого вождя). …. И все же каждая кампания имела всякий раз не только новый предмет, но и новый идеологический фокус…Свой идеологический ракурс был и у кампании в музыке: здесь развернулась битва между “формализмом” и “народностью”….
5 января 1948 года Сталин с группой членов Политбюро присутствовал в Большом театре на представлении оперы Вано Мурадели “Великая дружба”, которая и вызвала гнев вождя.

Немедленно в аппарате ЦК началась работа по “исправлению ошибок на музыкальном фронте”. Инициатором ее был Жданов, боровшийся с Маленковым за влияние на Сталина и не преминувший воспользоваться возможностью напомнить о себе как об организаторе масштабных пропагандистских кампаний. И начал с поиска виновных.

Уже на следующий день, 6 января, в Большом театре Жданов провел совещание по опере. Через два дня на его имя поступила объяснительная записка заместителя начальника Агитпропа ЦК Дмитрия Шепилова (разосланная Ждановым Сталину, Молотову, Берии, Микояну, Маленкову и Вознесенскому, которые, видимо, и составляли свиту вождя в Большом театре). Шепилов сообщал, что бывший глава Агитпропа Георгий Александров (накануне снятый Ждановым) еще осенью 1947 года подготовил “Записку”, обосновывающую запрет оперы и изъятие изданных клавиров, однако “наверх” “Записка” отправлена не была, поскольку, признавая оперу “порочной”, трактовала эту “порочность” совершенно неверно — “не раскрывала до конца политически ошибочного содержания оперы <...> и коренных недостатков ее музыкально-вокальных форм”. В “Записке” критиковалось почти исключительно либретто: первое действие “создает искаженное представление, будто все казачество выступает монолитной реакционной массой против советской власти”; второе действие, напротив, изображает “всех горцев в идиллических тонах, как носителей светлого, прогрессивного начала”. В результате получалось, что “ведущей революционной силой является не русский народ, а горцы”, а Орджоникидзе выступает не столько посланцем большевистской партии, сколько “вождем горцев”.

Итак, хотя тучи над оперой Мурадели начали сгущаться задолго до того, как вождь посетил Большой театр, именно Сталин, Жданов и “примкнувший к ним Шепилов” превратили этот частный случай в показательный процесс на “музыкальном фронте”. В центре кампании оказался новый выдвиженец Жданова Шепилов, который был не просто хорошо образован, но увлекался русской классической музыкой и нередко блистал своими вокальными способностями в кругу друзей, среди которых был сын Жданова Юрий. (Вокруг последнего группировалась “золотая молодежь” того времени.) Это было первое крупное задание, порученное Шепилову в ЦК, своеобразное “боевое крещение”. Шепилов “привлек большую группу ведущих столичных музыковедов и других экспертов и с их помощью подготовил проект соответствующей директивы ЦК”*. В новой “Записке” Шепилов обрушился прежде всего на Шостаковича и Прокофьева, обвинив сталинских лауреатов в формализме, нарочитой сложности музыкального языка и бегстве от современности. “Этот материал, представленный Жданову, скорее всего, и лег в основу его выступления на совещании музыкальных деятелей в ЦК ВКП(б) и принятого 10 февраля 1948 года постановления ЦК “Об опере “Великая дружба” В. Мурадели”*, которое было направлено прежде всего против Д. Шостаковича, С. Прокофьева, А. Хачатуряна, В. Шебалина, Г. Попова и Н. Мясковского (именно в таком порядке, видимо, по степени своей “антинародности”, были упомянуты в нем “композитоpы, придерживающиеся формалистического, антинародного направления).

* Геннадий Костырченко. Маленков против Жданова: Игры сталинских фаворитов. с. 88.
------------------

И ещё один любопытный штрих и ещё один любопытный персонаж сталинской эпохи:

Цитата:
------------------
Одним из тех московских музыковедов в окружении Шепилова, кто готовил для Жданова материалы для совещания в ЦК был Виктор Городинский.
По одной из версий именно Городинский был также автором знаменитой статьи 1936 года “Сумбур вместо музыки”. Городинский принадлежал к номенклатуре с 1930-х годов (директор Российской филармонии, заведующий сектором искусств в Отделе культурно-просветительской работы ЦК ВКП(б), член редколлегии “Комсомольской правды”).

Выступая на совещании 1948 г. в ЦК ВКП(б) деятелей советской музыки, в котором приняли участие более 70 ведущих советских композиторов, музыковедов и музыкальных деятелей Виктор Городинский говорил, что музыкальное новаторство — это “на самом деле формалистское уродство”, что то, что пишут современные композиторы, — это “какофонические вторжения... искажение, противное здоровому вкусу нормального, здорового человека”. У Городинского были готовы определения для всевозможных “уродств”: “идеология парнасцев”, “технологические пикантности”, “звуковые пряности”, а утверждение о том, что программная музыка — это низшая форма музыки, — “чистейшее гансликанство и ведет свое происхождение от апостола немецкого формализма Эдуарда Ганслика”. Потребовав “восстановления и утверждения мелодического стиля в советской музыке”, Городинский сделал особый упор на антипатриотическом характере современной музыки: она написана “на искусственном, а не на живом национальном языке” и находится “позади музыкальной культуры своего народа”; эта “цеховая эстетика — явление нерусского происхождения”, но скорее — “импортная идеология… немецко-экспрессионистского происхождения”.
------------------


Наглядно доказано, что прежде чем что-то критиковать - в частности, идеи Асафьева, - это "что-то" надо ЗНАТЬ ! :))
Со своей стороны я кое-что хочу сказать по поводу того, "что такого Асафьев открыл в Мусоргском".
Но прежде чем это сделать, я хочу отметить многоликость Асафьева-исследователя, который был не только блестящим теоретиком, но и историком музыки.
На вопросы по поводу того, "где его школа, где его ученики", я могу отреагировать контрвопросом: а где "школа" Рахманинова, где его ученики ? Где "школа" Скрябина, где его ученики ?
Не всякий композитор и не всякий теоретик создаёт "официальную школу", но всякий крупный деятель ВСЕЙ СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ создаёт определённую творческую обстановку, когда его композиторские или теоретические идеи настолько пронизывают всю музыкальную жизнь эпохи, что нет необходимости становиться его ФОРМАЛЬНЫМИ учениками, дабы примкнуть к его "школе". Таким был Бетховен, такими были Шуман, Лист, Шопен, Чайковский, Вагнер.
Так было и в случае Скрябина, так было и в случае Асафьева.
С его идеями МОЖНО И НУЖНО спорить, потому что его мысли были во многом обусловлены механистическими представлениями минувшей эпохи - разумею механистический материализм и тесно связанный с ним редукционизм, которые не только ТОГДА были в полном ходу в любой научной области, унаследовав это направление от естествознания 19-го века, но даже и сегодня всё ещё являются частью мировоззрения довольно крупных учёных, в т.ч. и естественников. Хотя, казалось бы, в эру торжества теории вероятностей и квантовой механики с её принципом неопределённости все эти взгляды должны были быть напрочь изжиты, но, по-видимому, такое мировоззрение хорошо ложится на психику многих учёных и помогает им строже формулировать свои идеи. Поэтому усматривать в Асафьеве "заблуждающееся дитя эпохи" я бы не стал даже сегодня ! Да и вообще, понятно, что очень удобно критиковать задним числом, а особенно биться в истерике, не зная ни специфики минувшей эпохи, ни биографии и деяний конкретной личности, ни сути вопроса !
Давно уже нету Совдепии, а антисоветчина почему-то сохранилась. Воистину, слепая ненависть крепче слепой любви. И столь же нелепа.
Между прочим, Асафьев не остановился на том, чтобы рассмотреть различные редакции опер Мусоргского - он создал СВОИ редакции этих опер. Я до них так и не добрался, чтобы проверить, что там такое было им сделано, но "Хованщина" так или иначе НУЖДАЕТСЯ в редактировании и доинструментовке, потому что она вообще не была закончена - и Асафьев предложил свою редакцию и инструментовку.
Полагаю, ДДШ "ревновал" Асафьева к Мусоргскому :).
Тем более, что без работы Ламма и Асафьева по восстановлению авторских редакций "Бориса", по организации исполнения в 1928 году 2-й авторской радакции "Бориса" и по приведению в порядок авторских материалов "Хованщины" работы Шостаковича по редактированию и инструментовке опер Мусоргского были бы попросту невозможны.
Проблематично также исполнение "Бориса" без ключевых сцен, не включённых во 2-ю редакцию, поэтому даже если брать авторскую оркестровку, то всё равно надо создавать какую-то третью редакцию, вернее, компиляцию из 1-й и 2-й.
И именно Асафьев ПЕРВЫМ во всей остроте поставил вопрос об авторских редакциях и оркестровках и ПЕРВЫМ сравнил их между собой и сделал из этого сравнения интересные новаторские выводы об эволюции муз.мышления Мусоргского, об изменении отношения композитора к политическим событиям далёкой эпохи, а также о влиянии муз.критики, царской цензуры и собственных авторских размышлений на замысел "Бориса", следствием чего явилось появление 2-й редакции.
Не побоюсь сказать, что тексты Асафьева о "Борисе" во многом не устарели до сих пор, хотя уж почти век минул.
Резко отрицательное отношение Шостаковича к Асафьеву усугублялось тем, что Асафьев участвовал в послевоенной "кампании" по борьбе за "правильную советскую музыку" - Читатель привёл интересные цитаты по этому поводу. Вообще, этому вопросу надо уделить особое внимание, т.к. при рассмотрении этой проблемы она всегда бывает вырвана из исторического контекста. В связи с этим надо бы задать вопрос: а что если на месте Асафьева оказался бы человек не столь просвещённый, а примитивный околомузыкальный политикан, сводящий счёты со своими коллегами, или же кто-нибудь из представителей властных структур, боровшихся за влияние на вождя, то что было бы тогда ?
В этом свете вся эта история мне представляется совсем по-другому: Асафьев, конечно же, всё понимал - ему ли не понимать ! Но он нашёл гениальный компромисс - вроде и поругал, а вроде и не очень; вроде и пожурил, а "вон из искусства" выйти не предложил; вроде и выполнил партийную директиву, а крови не пролил. А представляете, как широко можно было бы развернуть эту травлю советских композиторов ?? Асафьев же был сторонником того, чтобы всё спустить на тормозах: даже Жданов немножко поюродствовал, рассказал, что "Должна быть музыка прекрасна, Должна быть музыка изящна", композиторов пожурил, постановление издал, да и успокоился (о его стиле с иронией рассказано в цитате Читателя).
Шостакович мог и имел право задним числом возмущаться - но он мог это делать потому, что башку-то ему не снесли ! Ведь добрейшей души люди, а могли бы и расстрелять !
Так что я бы поостерёгся ярлыки-то навешивать. Асафьев мне представляется большим хитрецом, который умело вилял между властями и искусством и его представителями, прекрасно понимая преходящий характер как предрассудков одних, так и взглядов других. Симптоматично, что во времена великих испытаний Великой Отечественной войны он обратился внутренним взором к прошлому русской музыки, к её "золотому веку" - и я не думаю, что он при этом следовал одной лишь "партийной директиве" ! Скорее это объясняется тем, что в такие моменты гораздо отчётливее представляешь, что именно обладает подлинной духовной ценностью.
С другой стороны, вместе с закручиванием гаек в 30-х годах был резко ограничен приток музыкальных новаций в СССР - и это после того, как у нас в стране был поставлен "Нос" Шостаковича, "Джонни наигрывает" Кшенека и "Воццек" Берга. Я думаю, что внутриклановая борьба музыкальных и околомузыкальных советских деятелей сыграла с ними злую шутку, когда по шапке дали всем и каждому. С одной стороны, разогнали РАПМ, а с другой стороны, взяли такой крен в классику, что новациям просто не осталось места, в результате чего мы были отрезаны не только от зарубежных новаций, но и от новаций своих собственных композиторов.
В каком-то смысле это были первые "предзвуки" бурной реакции на позднее сформулированную концепцию "конца времени композиторов", но ТОГДА это ещё не было столь предметно и отчётливо понято. Однако сие проявилось в интуитивном неприятии широкой публикой (к которой, разумеется, принадлежали и советские вожди) радикализма новейших музыкальных приёмов (в т.ч. и оркестровых), а особенно же преимущественно инструментального (а не вокального) характера и гипертрофированной сложности новейшего музыкального языка.
По сути дела, это была непосредственная реакция на наступление эпохи исчерпания и завершения классической музыкальной парадигмы, но поскольку эта реакция оказалась крайне политизированной, она выглядела (и до сих пор близоруко преподносится именно в таком ключе) как "политические гонения" против участников и наиболее активных представителей "музыкального прогресса". На самом же деле, как мне это представляется сегодня, это была естественная реакция широкой аудитории, воспитанной на муз.классике (и на русской муз.романтике) и обладающей средней музыкальной подготовкой, которую персонифицировали советские вожди, потребовавшие "прекрасного и изящного" в новейшей музыке, "чтобы было как в прекрасном прошлом".
Разумеется, такая реакция была наивной - как революции не совершаются по заказу, точно так же и музыкальные стили не могут продлевать свою жизнь или создаваться партийной директивой. Но, к сожалению, в противоречии с собственной мировоззренческой доктриной, компартия не рассуждала об искусстве в диалектических категориях и не рассматривала музыкальный процесс как естественно-исторический - партии примерещилось, что в появлении "какофонии" "виноваты" конкретные композиторы, и она назвала их имена.
Собственно, всё дело именно в ЭТОМ: в каком-то смысле партия действительно отразила "охранительное" понимание муз.искусства, типичное для широчайшей русской музыкальной аудитории (которое типично для неё и по сей день), но облекла это понимание в угрожающе-политизированные формы, типичные для той эпохи.
А если эти формы убрать, то что при этом обнаружится ? Собственно, сегодняшнее положение дел на этом поприще ничем не отличается - просто сегодня "нет такой партии", которая взяла бы на себя "заботу об искусстве" (это партиям не нужно); нет такой партии, которая начала бы идеологическую возню по этому поводу (для меж- и внутрипартийной борьбы это неважно); нет аудитории, которая как-то реагировала бы на эту возню (более шкурные интересы); тем более, нету композиторов-прогрессистов, которые могли бы составить конкуренцию композиторам прошлого (полнейшая интеллектуальная деградация); также нету массовой аудитории, которая интересовалась бы хоть какими-то новациями (вечно присущий массам консерватизм); выдвинут, принят и осознан тезис о завершении громадной эпохи композиторской музыки и естественном закруглении и невозможности на этой почве "прогресса" (полностью использован и абсолютно выдохся потенциал Ренессанса).
Я рассматриваю Асафьева как одного из ярчайших представителей эпохи "конца времени композиторов" - в этом плане вся его деятельность - особенно на позднем этапе - может быть понята как ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ. Причём, "итогов" не только собственной жизни, а громадной эпохи, в которую на самом её излёте (на этапе романтизма) успела удачно вписаться русская музыка, сделавшись её неотъемлемой частью.  В этом плане далеко не случаен интерес Асафьева к Глинке, потому что именно через Глинку музыкальная Россия начала подключаться к мировым тенденциям, демонстрируя попытки показать "собственное лицо" с опорой на местный интонационный материал. И Асафьев интересен именно тем, что он был ПЕРВЫМ, кто поставил вопрос столь глобально и принялся рассматривать ВСЮ историю мировой музыки. взятой во всей совокупности её громадных (по значению и объёму) достижений, в качестве представителя России уделив особое внимание русской музыке в контексте мировой.
Собственно, в этом и состоит его значение для нас и сегодня.
« Последнее редактирование: Август 07, 2009, 18:55:04 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #16 : Август 10, 2009, 19:13:06 »
На днях ознакомился с шикарным изданием - документами Агитпропа за 1945-1953 годы (2005 года выпуска по инициативе наших доморощенных демократов).
Кое-что оттуда обязательно надо процитировать и обсудить, например, знаменитые постановления о журналах Звезда" и "Ленинград", о репертуаре драмтеатров, об опере Мурадели "Великая дружба" и космополитизме и т.п. Очень жаль, что составители сборника не разместили в нём роскошные речи Жданова о Зощенко, Ахматовой, композиторах-формалистах и "безродных космополитах" - было бы что почитать ! Я постараюсь разыскать речи Жданова в других источниках.
Но кое-что хочу сказать сразу: несмотря на все старания демократов, издавших этот сборник ("Сталин и космополитизм"), и несмотря на то, что они ему предпослали обширное вступление во вполне агитпроповском духе на современный лад, где постарались облить всю деятельность Агитпропа грязью, эта публикация всё равно работает против них по многим причинам.
Во-первых, самим фактом предпослания вступления, которое, по-видимому, было размещено для того, чтобы "верной дорогой шли товарищи" читатели :)))))) Чтобы читали "правильно", не отклоняясь от демократической "генеральной линии" и колебались вместе с нею, как в анекдоте про то, что "никогда не колебался относительно линии партии, а только вместе с этой линией".
Во-вторых, публикация этой книги является ошибкой демократов по той причине, что показывает размах интересов и мощь влияния советских вождей, которые готовы были следить за всем и вся и высказываться по любому поводу, на фоне чего демократы выглядят совсем уж убого со своими приземлённо-шкурными реформами.
В-третьих, публикация содержит объективные материалы о той эпохе, на основании которых можно сделать интересные выводы отнюдь не в пользу г-д "перестройщиков" конца 80-х начала 90-х годов в плане того, что они желали пересмотра наследия сталинской эпохи, а оказалось, что они действовали вполне В ДУХЕ той эпохи :))
В-четвёртых, если уж говорить непосредственно об Асафьеве, то редакторы книги постарались, конечно, "замазать" и его в этих документах, но ........ Его имя в одиозных документах не фигурирует ! Это поразительно, но факт ! Единственная попытка "вписать" его в эту историю предпослана в пошлейшем редакционном "Введении" 2005 года, "правильно ориентирующем читателя", где Асафьева перепутали с ДРУГИМ деятелем (со схоже звучащей фамилией), а потому ИХ ОБОИХ поместили в список упоминаемых имён, в т.ч. и фамилию Асафьева :)). Зато забыли дать ссылку на документ о комитете по Сталинским премиям, где фигурирует имя Асафьева ! Я так думаю, его имя можно найти в публикациях речей, связанных с этими постановлениями, в газетных статьях, в "выступлениях научной общественности" или "деятелей искусства", но в ЦК ВКП(б) на него никто не опирался в такой мере, чтобы его имя часто мелькало в документах Агитпропа.
Я хочу подчеркнуть, что я вовсе не призываю вернуться в ту эпоху и востребовать её МЕТОДЫ - это и невозможно, и нелепо, потому что "поезд ушёл" и обе революции 1917 года остались далеко за нашими плечами. Тогдашний энтузиазм, готовность искать врагов и уничтожать их присущи лишь отдельным выходцам из той эпохи, дожившим до наших дней. Думаю, за примерами далеко ходить не надо :))))))
О нет: административно-принудительные методы ныне уже не сработают, ибо они эффективны лишь в обстановке предельно острого социального стресса. Конечно, ни от чего нельзя быть застрахованными, но если уж в наши дни назреет новая революция, то нам будет уже "не до музыки". Будем надеяться на лучшее.
Т.е. репрессивные методы вбивания в мозги желаемой идеологии ныне уже дадут промах, но вот ЧТО было бы недурно позаимствовать из той эпохи, так это беспощадную ясность вИдения своих целей. умение формулировать эти цели и способность напролом идти к ним. Прежде всего это имеет отношение к внешней политике - сегодня у нас с этим полный порядок: мы циничны во внешней политике, как никогда со времён Сталина, что вызывает мой восторг: ныне предателей называют предателями, врагов - врагами, а геополитических конкурентов - геополитическими конкурентами. Всё, как надо. Но в данном случае я имею в виду не политику, а способность видеть вещи в их неприкрашенном виде и в их историческом развитии, в частности, видеть в документах минувших эпох КОНТУРЫ БУДУЩЕГО.
И вот если вчитаться в документы Агитпропа, то можно заметить совершенно неожиданную для демиздателей этой книги вещь - ведь там, в этих постановлениях ЦК ВКП(б) - ВСЁ ПРАВИЛЬНО !

Нам СЕГОДНЯ методы тогдашней "борьбы за художественные вкусы" кажутся чрезмерно жёсткими, но о "методах" я уже высказался выше - теперь меня интересует СУТЬ.
А по сути дела компартия в лице её вождей - т.е. рядовых (с т.з. профессионализма в области искусства) зрителей и слушателей - КОНСТАТИРОВАЛА ФАКТ ТУПИКА В СФЕРЕ ИСКУССТВА ! Другое дело, что этот "тупик" партия списала на неумение и нежелание ведущих деятелей театра и музыкального искусства "обернуться к народу" - звучали даже слова о "вредительстве" и т.п., но меня в данном отношении интересует не фразеология, а сам факт констатации тупика. Констатировали явно недостаточное количество приличных драматических пьес на современные темы, отсутствие интересной поэзии, блёклость прозы, запредельное для рядовых любителей музыки усложнение современного музыкального языка и т.п.
Узнаёте ли вы в этом всём НЫНЕШНИЕ жалобы ? :)) На мой взгляд, просто одно к одному :))
Конечно, скептики скажут, что, дескать, "цензура сгубила искусство", "загнобила таланты" и т.п., но я хочу сказать, что такое простое объяснение меня не удовлетворяет ! Как раз после войны в СССР наблюдался громадный подъём энтузиазма, который партия даже сочла чрезмерным :)) Кроме того, невозможно же зачморить с нашей территории весь мир ! Ведь взгляните, что происходило на Западе в западном искусстве - в т.ч. и в сфере музыки: это же просто полный маразм ! В красках зарубежное искусство времён "2-го авангарда" было описано нашими музыковедами, большинство из которых, кстати, вышло из той самой эпохи "ждановских постановлений" ! Можно относиться к их писаниям по-разному, но разве можно отрицать, что они взглянули на вещи совершенно объективно ? Ведь по сути дела, наш ВНУТРЕННИЙ "художественный процесс" даже с учётом "железного занавеса" являлся частью мирового - отсюда и общие кризисные явления ! Всё же одна и та же цивилизация.
Другое дело, что ТАМ, на Западе, при наличии "условной демократии" всё это гниение современного искусства было облечено в "краски осеннего увядания" и даже всячески приветствовалось как "модерновый писк", то у нас, т.е. при наличии "условного тоталитаризма", абсолютно то же самое было облечено в шутовские одежды и предано анафеме.
И что самое смешное, не скажешь даже, что наша компартия была неправа :))))) Наоборот, она верно поставила диагноз, лишь неверно назвав причины "болезни". И партию можно понять: как она могла обнародовать идею об ОБЪЕКТИВНОМ характере того кризиса искусства, который столь яростно гвоздила в своих постановлениях ? Ведь считалось, что "бытие определяет сознание", следовательно, никаких БОЛЕЕ ОБЩИХ закономерностей, носящих НАДнациональный характер, быть вроде как не может - а они есть ! И партия злилась и призывала изгонять "безродный космополитизм", коим она по сути дела окрестила те самые НАДнациональные тенденции в мировом искусстве. Т.е. партия увидела в этом явлении закономерности БОЛЕЕ ОБЩЕГО плана, нежели узконациональные, типичные лишь для СССР. Надо отдать должное интуиции Сталина ! Я уж не знаю, читал ли он Шпенглера, но выводы он сделал абсолютно правильные и вполне в шпенглеровском духе: он уловил, что в кризисных явлениях советского искусства ощущается веяние какого-то мощного ГЛОБАЛЬНОГО процесса. Конечно, на имеющемся тогда материале не только он, неспециалист в этом вопросе, но и никто другой ещё не мог бы сделать вывод о том, что процессы эти никем специально не направляются, и пожелал усмотреть в них "идеологическую диверсию", направленную против нашей страны, но любопытны сами факты констатации кризиса искусства и его глобального проявления.
Поэтому, если рассмотреть тогдашние постановления ЦК ВКП(б) с ЭТОЙ точки зрения, то можно прийти к крайне любопытным выводам.
Но, как я говорил выше, как революции не свершаются по заказу (по заказу можно свершить лишь внутридворцовые перевороты), точно так же и направления искусства не могут быть продлены или вновь образованы постановлением ЦК ВКП(б). Если указать композиторам, что "должна быть музыка прекрасна, должна быть музыка изящна", то от одной этой директивы она таковой всё равно не сделается, потому что для этого мало приказа, для этого мало даже и вдохновения - для этого нужны определённые стилевые модели, с которыми пожелал бы добровольно иметь дело художник, а такие модели опять же не могут появиться или быть востребованы по заказу. Такие модели формируются исторически (или же НЕ формируются), а вместе с ними и "под них" появляются художники, которым они предоставляют интеллектуальные клише, шаблоны, формы, приёмы и т.д. Если художник вырастает из старых шаблонов, то заставить его "быть искренним" невозможно, ибо, идя "против своего характера", он может сойти с ума, но создать "гениальное" не может.
В общем, процесс этот сложен, тонок, деликатен, поэтому партийные директивы, конечно, в качестве "творческого импульса" тут не помогут.
И я думаю, Асафьев это прекрасно понимал !
Как понимал он и то, что эта "болезнь левизны" сама по себе является реакцией на глобальный кризис искусства, поэтому он и обратился к "прекрасному прошлому", предпочтя подводить итоги этого "прошлого", нежели пытаться разобраться в мутной воде современной музыкальной жизни, в которой мы ещё и до сих пор-то не сумели до конца разобраться, хотя Асафьев умер в 1949 году и времени для выводов у нас было предостаточно.
Кстати, в этом году исполнилось 125 лет со дня рождения (17 июля 1884 года) и 60 лет со дня смерти (27 января 1949 года) великого русского музыковеда Б.В.Асафьева.
« Последнее редактирование: Август 12, 2009, 20:25:17 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #17 : Август 12, 2009, 19:31:10 »
:))
Мне сообщили, что я, дескать, пытаюсь Асафьева к Агитпропу приписать ! :) Наоборот, к Агитпропу его приписываю отнюдь не я: его пытались привязать другие люди, но неудачно, а я его как раз "отвязываю" от Агитпропа. Ведь были даже попытки объявить Асафьева чуть ли не автором ждановских постановлений. Это форменный поклёп, потому что партия и партийцы были "сами с усами", Жданов даже на фортепианах поигрывал, а Шепилов оперные арии попевал в компании его сыночка, Юрия Жданова, который, кстати, тоже отнюдь не был чужд муз.искусству и участвовал в редактировании знаменито-скандального издания текстов переписки Чайковского, в комментариях к которой о Петре Ильиче было впервые открыто сказано слишком много такого, что партия сочла на том этапе излишним.
Короче говоря, представлять тогдашних партийных деятелей какими-то неучами, ничего не понимающими в музыке, совершенно НЕВЕРНО.
Другое дело, что без нужды приплетать к их деятельности Асафьева - тоже совершенно некорректно. Они могли привлечь Асафьева "поприсутствовать для солидности", а уж сочинять постановления они сами были мастера !
Документы Агитпропа любопытны с т.з. воссоздания контекста эпохи - для правильного понимания значения деятельности Асафьева совершенно необходимо осознавать, в какой сложной обстановке кипучих страстей ему приходилось работать, сохраняя при этом общий светлый тон своих воспоминаний о минувшем "золотом веке" русской музыки. Уже сам факт того, что Асафьев признавал этот век УШЕДШИМ, говорит нам сегодня о многом. Я уже говорил, что он, по сути, "подводил итоги", сохранял для нас информацию "из первых рук" живого свидетеля эпохи, который видел и слышал всех её ведущих творцов, а у некоторых из них даже непосредственно получал профессиональное образование. И вот, сохраняя этот спокойно-повествовательный тон даже в 30-40-х годах, он сумел донести до нас ценнейшие и очень детальные воспоминания о русской музыке и её великих деятелях конца 19-го начала 20-го века, а также своё отношение к минувшей эпохе.
Его книга о музыкальной форме как процессе интонирования уже в момент выхода была бестселлером и зачитывалась до дыр не только музыковедами, но и исполнителями и ведущими композиторами, определив базовые позиции нашего музыковедения на полвека вперёд.
Я заметил, что с этой книгой никто никогда не спорит - её или полностью признают или полностью отрицают, причём, второе, как правило, совершается из политических соображений, которые, как я пытался показать и как это следует из исторических материалов, не имеют под собой серьёзной документальной основы. Эта книга, как и вся деятельность Асафьева, нуждается в критике совершенно другого рода - в критике мировоззренческой, а не в подобострастной, и тем более, не в огульно политизированной.
Как я говорил выше, попытки пришпилить Асафьева к Агитпропу не имеют под собой серьёзной документальной основы, но всё же он был слишком заметной фигурой, чтобы вовсе не фигурировать в документах того времени:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2316.msg27392#msg27392
А что касается идеи "конца времени композиторов", которую между делом - если не в явном виде, то между строк - высказывал и Асафьев, то её следы я постараюсь поискать и в документах Агитпропа, и в исследовательских работах и в мемуарах самого Асафьева. Так что всё это вполне "по теме".

P.S. Остальные документы Агитпропа здесь:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2316
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #18 : Август 12, 2009, 19:38:29 »
Образовать новый Оргкомитет Союза советских композиторов в составе 11 человек.
Утвердить председателем Оргкомитета Союза советских композиторов т. Асафьева Б.В.
Образовать секретариат Оргкомитета Союза советских композиторов в составе т.т. Хренникова Т.Н. (генеральный секретарь), Коваля М.В., Захарова В. Г.
Поручить Секретариату ЦК ВКП(б) совместно с т.т. Асафьевым, Хренниковым, Ковалем и Захаровым представить на рассмотрение ЦК ВКП(б) новый состав Оргкомитета Союза советских композиторов СССР.
Утвердить новый состав музыкальной секции Комитета по Сталинским премиям: т.т. Асафьев (председатель), Хренников Т.Н. (заместитель председателя), Гольденвейзер А.Б., Захаров В.Г., Держинская К.Г., Голованов Н.С., Ливанова Т.Н., Штогаренко А.Я., Новиков А.Г., Шапорин Ю.А., Свешников А.В.

А нехилый был состав комитета по Сталинским премиям ! :))
Вы только гляньте на имена !
По крайней мере можно было быть уверенным, что кому попало Сталинскую премию не вручили бы.
Любопытно было бы сопоставить с этими именами сегодняшний наборчик имён, вручающих подобные премии :)
Да, прав был Сталин в том, что "кадры решают всё". Вот так и скажешь, что, дескать, "были люди в наше время".
Как видим из списков, Асафьев не занимал ГЛАВНЫХ должностей, но обеспечивал некий достойный "фон". В общем, понятно, что без такой "генеральской" фигуры в музыкальной сфере большевики обойтись не могли.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Виолетта

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 3
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #19 : Август 13, 2009, 10:18:01 »
Цитировать
Одним из тех московских музыковедов в окружении Шепилова, кто готовил для Жданова материалы для совещания в ЦК был Виктор Городинский.
Цитировать
Выступая на совещании 1948 г. в ЦК ВКП(б)
А что еще мог сказать человек   в ЦК ВКП(б) в 1948 году?
В книге «Музыка духовной нищеты», полной эпитетов и похлеще приведенных, бедняга должен был противопоставить этим «мракобесам» наше здоровое  советское искусство, но...противопоставить было нечего – 48-й год, постановление за постановлением...И на полутора жалких страничках (в книге о композиторах!) автор пишет о народной музыке, о наших победах на конкурсе  Шопена и о ... выдающемся искусстве Поля Робсона!
Показательно, что в МЭ  (т.2, с.12) в списке его «трудов» эта книга не значится, как–то не совмещается      с « Деятельность Г.как критика и публициста сыграла значит. роль в развитии сов. муз иск-ва» (все же уже 1974 г...)


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #20 : Август 13, 2009, 18:59:32 »
что еще мог сказать человек   в ЦК ВКП(б) в 1948 году?
В книге «Музыка духовной нищеты», полной эпитетов и похлеще приведенных, бедняга должен был противопоставить этим «мракобесам» наше здоровое  советское искусство, но...противопоставить было нечего

В том-то и дело, что в этих постановлениях ЦК всё было правильно, но не учитывался тот факт, что т.н. "советская музыка" была вполне встроена в мировую музыкальную историю, которая к тому моменту уже вполне клонилась к закату, поэтому советская музыка в той же мере испытывала прессинг "конца времени композиторов", что и западная композиторская музыка. Партия не желала признавать, что Россия как была, так и осталась встроенной в общецивилизационный (конкретнее, европейский) процесс - ведь считалось, что у нас тут строится какой-то "новый мир", тогда как "новизна" его была весьма относительной. Если и можно было говорить о "новизне", то только в плане необычности и даже необычайности организации невиданного социального эксперимента, поставленного самой жизнью в результате неспособности дореволюционной бюрократии оптимально управлять Россией и вполне логичного пришествия большевиков, которые, как я уже много раз говорил, вовсе не "брали", а "подобрали" власть, буквально валявшуюся в 1917 году на улице. Я считаю, что нам ещё повезло, что нашёлся человек, сказавший слова "есть такая партия", а то Россия могла бы и вовсе разлететься взребезги, ибо "республики" были объявлены на самых мелких террриториальных единицах вплоть до отдельной деревни.
Советские вожди всё правильно констатировали в своих постановлениях по поводу искусства, но как можно было противопоставить одному мракобесию другое ? :)) Западное мракобесие не подлежит сомнению, мы это всё уже обсуждали в потоке об авангарде (http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=371.0), но чем лучше было наше доморощенное ? Всякие там Кандинские и прочие Малевичи ? Тогдашний музыкальный авангард ? "Завод" Мосолова ? РАПМ ? Чем один чёрт лучше другого, зарубежного ?
Единственной отдушиной посреди всего этого маразма было ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ искусство, причём, если конкретизировать, РОМАНТИЧЕСКОЕ исполнительство, ещё с рубинштейновских времён свойственное нашей отечественной исполнительской школе. Т.е. исполнительство приняло на себя вполне КОНСЕРВАТИВНУЮ роль и выполняло охранительную (!) функцию относительно музыкальной классики, радуя своим консерватизмом и наших вождей, и широчайшие слои публики ! :)) Я считаю, что в плане истории исполнительства у нас потому и подзадержался музыкальный романтизм, что он оказался наиболее востребованной и наиболее живучей и близкой к реальной жизни цельной системой художественных взглядов.
Но советский композиторский процесс продолжался В РУСЛЕ ОБЩЕМИРОВЫХ ТЕНДЕНЦИЙ, по крайней мере в отношении европейской музыкальной традиции, воспринятой и унаследованной Россией от Европы ещё с конца 18-го века, не говоря уже о временах Глинки, который (с переменных успехом :)) сознателько культивировал в своей музыкальной речи "почвенничество". О других традициях, помимо европейской, в сталинской России вообще не было речи !
Если быть ближе к теме потока и говорить именно об Асафьеве, то я хочу отметить, что если в 20-30-х годах Борис Владимирович ещё совершал исследовательские экскурсы в область современной композиторской советской (и не только советской !) музыки, в частности, участвовал в дискуссии о "советской опере" и т.п., то позднее он, видимо, разочаровавшись в попытках продвинуть советскую оперу к каким-то "сияющим вершинам", полностью погрузился в "золотое прошлое" русской музыки, чему дополнительно и очень мощно способствовал патриотический подъём времён Великой Отечественной войны.
Но мы должны отметить этот факт: по сути дела Асафьев самоустранился от живой композиторской современности, видимо, разочаровавшись во многих её направлениях и достижениях в рамках этих направлений. И если он и вспоминал о ней публично, то только по просьбе партийных руководителей в русле различных "дискуссий" о том о сём :))
О чём это свидетельствует ? Да всё о том же: "конец времени композиторов" вполне осознавался Асафьевым и он, с одной стороны не желая мешать текущему композиторскому процессу, а с другой стороны, не испытывая к нему особых симпатий, предпочёл заняться историческими изысканиями. Это была своего рода реакция великого исследователя на императивы времени – можно сказать, что он сделал это под влиянием и давлением самой Истории
Как я говорил выше по потоку, парадокс в том, что Россия вовсе не выключилась из мирового музыкального процесса. Я имею в виду не только РАПМовцев, которые до конца 30-х годов мощно продвигали западные новации в России (из недр РАПМа вышли и под влиянием его идей сформировались многие наши позднейшие музыкальные идеологи), но и наших отечественных композиторов, например, Шостаковича и Прокофьева, произведения которых были востребованы во всём мире, а Прокофьев ещё к тому же долгое время жил за рубежом, вернувшись обратно на жительство в Россию лишь в 1938 году (многие скажут: "выбрал же он времечко вернуться" ! :)).
Тем более, что тогдашние средства коммуникации уже вполне позволяли находиться в курсе общемировых веяний в искусстве.
К примеру, можно послушать ф-п концерт Уствольской (соч. конца 40-х годов), чтобы понять, о чём я говорю. Сегодня невозможно представить, что ТАКОЕ произведение было создано в России в те годы. А если глянуть на её ранние ф-п сонаты, то можно будет удивиться ещё сильнее. И разве удивительно, что вожди компартии выходила из себя, ознакомившись с подобными музыкальными опусами ? :)) Ведь они ж ночей не спали в думах о том, как бы им сделать музыку "прекрасной и изящной", а советские композиторы лепят такое, по их мнению, "фуфло".
Отголоском подобного неудовольствия явилось знаменитое впоследствии и вошедшее в анекдоты посещение Хрущёвым художественной выставки – хотя это было уже в послесталинские времена, но вполне в том же духе, с учётом, разумеется, дегенератизма самого Хрущёва, главного интригана послесталинской эпохи, предавшего и скинувшего всех своих соратников, после чего скинули и предали его самого.
В скобочках отмечу, что если Хрущёв лишь прожрал сталинский золотой запас и использовал прочность созданного им государства для своих "чудес" и авантюр, чуть было не закончившихся мировой ядерной войной, то после Хрущёва при Брежневе, т.е. в т.н. "времена застоя", наша страна шла вперёд с ежегодным 5%-ным приростом ВВП, о чём сегодня можно лишь мечтать. Но это так, "кстати о птичках".
Итак, Асафьев всё понимал, а понимая – самоустранялся. Но это была не та фигура, которой партия позволила бы отсидеться в тени :))) Слишком видный человек, чтобы не попробовать привлечь его к своим делам хотя бы в качестве "свадебного генерала". Разумеется, партия это делала и привлекала его, но даже Асафьев не мог помочь сделать мировую или хотя бы советскую музыку "прекрасной и изящной": можно было всех композиторов перестрелять, но музыка от этого лучше не стала бы всё равно !
Вообще, конечно, забавно глядеть на ту эпоху и читать те постановления, которые были написаны в твёрдом убеждении, что всё дело в людях, а не в исторических закономерностях, сказывающихся в т.ч. и на музыкальном искусстве. Между прочим, Асафьев ведь рассматривает влияние контекста эпохи на музыку, беря для рассмотрения различные эпохи мирового музыкального прошлого. Естественно, что его интересовало лишь ЕВРОПЕЙСКОЕ прошлое, а если ещё конкретнее – композиторская музыка, берущая своё начало в эпохе позднего средневековья или (что то же самое) раннего ВОЗРОЖДЕНИЯ.
Мне кажется, это вообще очень важный асафьевский идейный посыл: необходимо понимать, что вся та европейская композиторская музыка, которую мы в просторечии именуем "классикой", это есть порождение, развитие и дополнение музыкальных идей и стилей раннего Возрождения. И вот, наконец, в России николаевской и советской, в Америке, как и в предвоенной и межвоенной (между 1-й и 2-й Мировыми войнами) Европе начинает в полной мере ощущаться кризис во всех областях искусства – этому кризису до сих пор на дана должная оценка, но я полагаю, что сегодня-то уж мы не должны сомневаться в его подлинных причинах: к началу 20-го века, а особенно под влиянием разрушительных событий мировых войн ПОТЕНЦИАЛ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ЕЁ ИДЕИ ВЫДОХЛИСЬ.
По этому поводу можно было принимать любые "постановления ЦК", но когда речь идёт о процессах глобальных, когда речь идёт о процессах, инспирированных одряхлением исторически сложившихся многовековых гуманитарных ценностей, когда рушатся старинные системы государственного управления, когда речь идёт о пересмотре векового жизненного народного уклада, причём, не только бытового, но и морального, и идейного, и технологического, когда вовсю разворачивается научно-технический прогресс, когда даже война стала "войной моторов" и "войной умов", когда глобализация охватывает все сферы человеческого бытия, стирая с лица Земли и национальные различия, и национальные искусства, уничтожая и сельский быт, и фольклор, и языки мелких народностей и т.п. – вот в этих условиях никакие "постановления" не смогут остановить процессы глобального разрушения искусства, точно так же корчащегося под воздействием социально-исторических факторов, как и всё то, что я только что перечислил в этом абзаце.
Партия могла сколько угодно возмущаться какофонией, издаваемой мировой и советской композиторской школой, но поделать с этим ничего не мог даже Сталин !
По всей видимости, после Сталина партия смирилась с этим фактом. По крайней мере в послехрущёвские времена в Союзе советских композиторов если и происходили какие-то дрязги, то они носили уже не вселенский, а узкоклановый характер, и ныне могут рассматриваться лишь как грызня композиторов вокруг государственной кормушки. Никто уже не рассказывал Шостаковичу на уровне пленарных речей и постановлений ЦК, должна или не должна быть музыка "прекрасна и изящна", никто уже не совался в творческий процесс Шнитке или Денисова, никто не мешал исполнению их композиций – ВСЁ ЭТО ПРОДОЛЖАЛО ГНИТЬ НА СОБСТВЕННОЙ ОСНОВЕ.
И это правильно, что партия перестала вмешиваться ! Если вмешиваться во внутриинтеллигентские дрязги, то кроме грязи ничего почерпнуть из них будет невозможно. Можно пожалеть лишь о том, что партия НЕДОСТАТОЧНО устранилась от интеллигентских разборок и иногда поддавалась на провокации и вмешивалась-таки в эти драки для наведения порядка: как показала сама История, всё это было бесполезно, т.к. те, кому помогали, считали, что им помогли мало, а те, кого гнобили, ненавидели и своих конкурентов, и самих блюстителей порядка ещё сильнее. И то и другое лишь способствовало дальнейшему гниению композиторской музыки, которая ныне пришла к тому, что мы все можем лицезреть своими глазами, т.с.
Да и критика-то музыкальная обмельчала: после Асафьева у нас не было музыковедов такого же ума, таланта и размаха, потому что была воспринята лишь внешняя сторона работ Асафьева – их хороший слог. В результате на почве музыковедения часто процветали всякие болтуны. Пожалуй, в положительном плане выделялся Ю.Холопов, но, как было недавно сказано по поводу другого деятеля нашего искусства, "он наша совесть, но его совести на всех не хватит", к тому же, он не мог охватить ВСЮ музыку, хотя и имел понимание глобального характера происходивших на его глазах процессов, как показали последние его работы.
Короче говоря, фигура Асафьева до сих пор остаётся уникальной и абсолютно недосягаемой, что особенно очевидно на фоне той музыкальной и околомузыкальной братии, которая воспоследовала по его стопам и бездумно подражала ему, так и не выйдя на глобальный уровень его обобщений.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #21 : Август 15, 2009, 16:05:41 »
Коллеги !
Я должен со всей определённостью выразить своё отношение: любая революция, чем бы она ни сопровождалась и как бы положительно ни интерпретировались её результаты в исторической перспективе, это всегда трагедия для большинства из тех, кто жил во времена перемен.
Все знают знаменитое проклятье: "Что б ты жил в эпоху перемен". Кстати, мы сейчас тоже живём в такую эпоху и наше положение тоже во многом незавидно и трагично, хотя до определённого этапа мы этого можем не осознавать.
Поэтому я предлагаю относиться к нашему прошлому спокойно, т.е. демонстрировать как раз те качества, которых не демонстрировали участники далёких событий, дабы не вызывать из бездны "демона революции". Вглядываясь в бездну, нельзя забывать, что бездна тоже вглядывается в нас (с).
Я полагаю, что наша отечественная музыкантская среда на настоящем этапе нашей истории должна отказаться от ультрареволюционных истерик и принять на себя охранительную функцию: и по отношению к государству, и по отношению к искусству вообще, а тем более, по отношению к музыкальному искусству в частности. Этому же способствует осознание факта наступления "конца времени композиторов", ибо пока абсолютно непонятно, что будет с музыкальным искусством в дальнейшем, нужно стараться не развалить хотя бы то, что мы имеем на настоящий момент. А имеем мы не так уж и мало !!
Мне кажется, что хотя М.Плетнёв иной раз допускает плохо обоснованные и противоречивые в своей основе диссидентские выпады (http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1811.msg27434#msg27434), забывая о том, что музыкальная общественность предшествующей эпохи САМА просила власть не вмешиваться в её междусобойчики (и добилась своего), в одном отношении он прав: надо сохранить хотя бы то, что уцелело к настоящему моменту - музыкальный профессионализм, национальную исполнительскую школу и её ключевые кадры, в каком-то (по экономической необходимости) редуцированном виде систему среднего музыкального образования и её методику с опорой на европейскую классику и русскую романтику.
Как видно из самого перечня "первоочередных мер", все они носят отчётливо ОХРАНИТЕЛЬНЫЙ характер. К этому побуждает не только социально-экономическая ситуация, к этому подталкивает сама История классической музыки как дитяти эпохи Возрождения.
Как я уже говорил выше, Возрождение выдохлось, но это не означает, что мы все должны умереть вместе с ним, хотя цивилизационный переход, который наметился ныне во всём мире (а не только у нас в стране), по степени своей радикальности превосходит даже переход от Средневековья к Возрождению. Цена будет очень высока: переворот в средствах производства и структуре потребления, демографическая катастрофа, гибель бОльшей части биосферы, изменение климата, глобализация, уничтожение национальной и культурной идентичности, массовое исчезновение языков и фольклора и т.п. Среди этой всей котовасии мы должны видеть перед собой самую главную задачу - УЦЕЛЕТЬ, уперевшись в свою идентичность и в свои "ценности". Одной из таких ключевых ценностей необходимо считать классическую музыку, важнейшей частью позднего этапа которой является русская романтика и русский модерн 20-го века (нарочно не затрагиваю тему авангарда, т.к. такого барахла всегда можно заново насочинять в любом количестве, а вот повторить путь модерна невозможно, потому что он сохранил свою национальную идентичность и историческую обусловленность, не изуродованную ещё "общечеловеческими ценностями" эпохи глобализации).
Поэтому я не случайно рассматриваю эти вопросы именно в потоке об Асафьеве, т.к. Борис Владимирович дал великолепный пример выполнения своего "культурного долга" в плане принятия на себя и выполнения охранительной функции по отношению не только к русской музыке - хотя к ней прежде всего, - но и ко всей мировой музыке. И в этом смысле он и сегодня современен, как и в середине 20-го века, и может служить нам путеводной звездой.
Вообще, при мысли об Асафьеве и по прочтении его книг о прошлом русской и мировой музыки возникает острое ностальгическое чувство, что всё это ушло безвозвратно и никогда не вернётся в силу уникальности исторического пути, пройдённого музыкой вместе с цивилизацией, в недрах которой она родилась, развивалась, была востребована, достигла своих вершин и испытала нынешний упадок.
Было бы любопытно спросить Асафьева, что он думает по поводу того тупика, в котором ныне оказалась мировая композиторская музыка. Лично меня больше всего интересует вопрос, насколько тесно была связана музыкальная классика со спецификой пережитых ею эпох на протяжении последней половины тысячелетия и может ли она существовать в отрыве от породившей её исторической конкретики ? Что касается музыкального романтизма, то уже доказано самой жизнью и бытованием романтики в культурном поле всевозможных политических режимов, что эта художественная система оказалась самой живучей и самой востребованной из всех других исторически сложившихся и когда-либо бытовавших музыкальных мировоззрений. По всей видимости, это определяется наличием хорошо опознаваемой и непосредственно воспринимаемой и переживаемой ЗНАКОВОСТЬЮ (в семиотическом понимании), которой романтика насыщена более всей остальной музыки - я думаю, ключевую роль играет её насыщенность симптоматикой, которая может быть уловлена даже неподготовленным человеком интуитивно. Аполлонические же свойства музыки более рассчитаны на рассудочное к ним отношение, требующее умение мыслить аналитически - имеется в виду не только всевозможная и разнообразная "структурность", но и знаковость несимптоматической природы, требующая глубоких знаний и обучения специфическим мыслительным навыкам
Как ни странно, старинная музыка более сложна для адекватного понимания большинства любителей музыки, чем романтика, а венская классика воспринимается как нечто более аристократичное и даже "высоколобое", чем модерн начала 20-го века. Вероятно, это парадокс, но всё же можно попытаться его объяснить, однако факт остаётся фактом: в любом случае классика не существует без контекста, а этому контексту слушателей надо ОБУЧАТЬ.
О "музейности" классики интересно рассуждал Е.Цодоков (http://www.operanews.ru/history54.html), целиком и полностью находясь в этом плане на "охранительных" позициях.
По всей видимости, подобный подход, одним из родоначальников которого был Асафьев, был и остаётся единственно правильным отношением к классическому музыкальному наследию, если иметь в виду возможность сохранения достаточно многочисленного клана профессионалов-знатоков и социальной среды для бытования классики в современных условиях.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #22 : Август 18, 2009, 18:59:11 »
Была выдвинута мысль, что то понимание "лада" как набора звуков, которое исповедовал Асафьев, не может считаться актуальным и приемлемым. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что это не единственное высказывание Асафьева о понятии "лада". Действительно, "лад" это вовсе не набор звуков, скорее наоборот, набор звуков является результатом появления и проявления лада, к тому же абсолютные величины частот звуков колеблются ладом и не могут считаться стабильными: т.е. "лад" это нечто живое, "дышащее", динамичное. Тут надо было бы дать определение "лада", но парадокс в том, что по этому поводу до сих пор не достигнута договорённость. Впрочем, чему тут удивляться, если никто не знает, что такое "музыка" и никто не сумел дать её определения :))
В свою очередь я подвергаю сомнению универсальность асафьевского тезиса о "форме как процессе". Я не хочу сказать, что этот тезис "неверен", но я хочу сказать, что он не является универсальным: форма вполне может быть внеположенной, и она не обязана быть "процессом" или, что правильнее, не обязана всякий раз "рождаться в процессе". Всё же я предпочёл бы разделять процесс выработки формы и процесс её использования, потому что вполне можно использовать уже готовую форму, даже предпосылать их сочинению и при этом не париться по поводу того, откуда она сама взялась, эта форма, рассматривая её как данность.
Я считаю, что вполне можно приспособить уже готовую форму, а не "рождать" её всякий раз заново "в процессе интонирования". Т.е. я не отрицаю, что процесс выработки формы имел место на предыдущих этапах, но когда он уже привёл к появлению формы, то нет нужды всякий раз этот процесс повторять, тем более, что форма шлифуется в деяниях многих творцов, а в каждом конктерном случае идёт работа над конкретным произведениям. Творец имеет дело в формой как с результатом обобщения достижений своих коллег-предшественников - он не должен повторять их путь, он должен идти дальше, используя их достижения, овеществлённые в найдённых ими "формах".
Кстати говоря, в определённых условиях форма и вовсе не обязана быть результатом некоего исторического процесса, т.к. она сама может быть результатом творчества конкретного композитора, который её создаёт для реализации конкретной идеи. Конструктивизм представляется мне венцом подобного отношения к форме - когда она начинает мыслиться как "конструкция", отнюдь не создаваемая в "процессе интонирования", а наоборот, предваряющая и определяющая этот процесс. Чтобы не быть голословным. приведу наиболее яркие примеры конструктивизма в романтике: Соната Листа h-moll и "Прометей" Скрябина. Можно назвать другие сочинения этих авторов (и более, и менее крупные), можно даже у Рахманинова найти следы конструктивизма (например, в 3-м его ф-п концерте или в Рапсодии на т.Паганини), но не в количественном наращивании примеров дело, а в самом принципе. Я имею в виду, что к началу эпохи "модерна" предметом композиторского творчества были не только мелодия, гармония, ритмика, но и сама форма стала предметом самостоятельного и довольно обособленного вида творчества, существенно автономного от мелодического, гармонического и ритмического изобретательства. Т.е. форма на этом историческом этапе уж точно не являлась "процессом интонирования", а формотворчество превратилось в самостоятельный вид композиторской деятельности, существующий наряду со всеми остальными.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #23 : Август 19, 2009, 20:57:44 »
Хочу разъяснить свои резоны в пользу способа критического взаимодействия с творческим наследием Асафьева - и я думаю, что сам Борис Владимирович вряд ли возразил бы против него :)
Предлагаю исходить из "принципа фальсификации" Поппера: только та теория и та точка зрения может считаться "научной", которая предполагает свою проверку и своё опровержение - если не фактическое, то потенциально возможное. Любая мировоззренческая система, если она претендует на объективность, ОБЯЗАНА допускать возможность своей проверки и своего опровержения, если она желает считаться "научной", Как известно, наука не терпит догматизма, она постоянно критикует саму себя, она постоянно подвергает сомнению свои достижения, время от времени пересматривая даже самые фундаментальные свои основы. Это же относится и к области искусства, и к области политики, т.е. это универсальный принцип.
(Кстати говоря, если рассмотреть российские события 1917-1920 годов, т.н. "ленинский период", и подвергнуть его самой жёсткой критике, то вы с изумлением обнаружите, что именно в условиях самой жёсткой критики, т.е. без сюсюканья и без догматизма, обнаружится правильность и даже единственность (как в шахматах) политических ходов, совершённых Лениным с целью предотвращения развала империи.)
Критикуя Асафьева и находя в его работах слабые места, мы тем самым лишь окажем ему услугу: проверим сделанное им "на прочность". Я не думаю, что он придавал своим мимолётным упоминаниям "лада" то фундаментальное значение, которое можно им при желании придать, вырывая их из контекста и рассматривая их отдельно, как это сделали мы в этом потоке. Но с другой стороны, "написано пером, не вырубишь топором".
Что касается "формы", то я специально оговорился, что разговоры о "форме как процессе", т.е. о форме, становящейся, фиксируемой по ходу сочинения музыки, то я вовсе не считаю это "неверным", я просто не считаю этот способ построения формы "универсальным", поэтому и привёл яркие примеры, в которых форма НЕ является "процессом интонирования". В Сонате Листа и в "Прометее" Скрябина форма, хотя она в самых общих контурах и имеет черты "сонатной формы", всё же была сконструирована под ЧАСТНЫЙ случай и представляет самостоятельный интерес и несёт независимую интеллектуальную нагрузку. Т.е. в этих случаях форма ну никак НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫВЕДЕНА из "интонаций", потому что явилась следствием самостоятельного замысла, существенно независимого от музыкальных средств. В данном случае форма выступает как совершенно независимая от музыке ВНЕмузыкальная сущность, которая в этих сочинениях смело может быть названа "конструкцией". В этих сочинениях с формой любопытным образом сочетается необычный тональный план, имеющий СВОЮ конструкцию, в свою очередь существенно автономную, а всё вместе это образует своего рода "полифункциональную среду", в которую погружены музыкальные темы, ритмы и гармонии.
Собственно, в этих сочинениях наблюдается сложное многоуровневое сочетание средств художественного воздействия, в котором "форма" отнюдь не выводится из других факторов и и не является их следствием, а обладает независимой интеллектуальной ценностью.
При этом форма, разумеется, испытывает воздействие других факторов, но не причинно-следственное, а диалектически трактуемое, как и остальные факторы, в свою очередь, испытывают на себе ограничивающее действие формы. Так, известно, что в Сонате h-moll поначалу предполагалась ДРУГАЯ кода, но уже приближаясь к завершению произведения, Лист, вероятно, окинув мысленным взором развёрнутые им в Сонате события, пришёл к выводу, что форма должна быть немного изменена, т.к. помпезно-трескучая "победная" кода плохо соотносится с драматическими событиями Сонаты и с последним выплеском энергии, который должен быть оттенён и отрефлексирован философским спокойствием коды, а психологически важные события середины произведения не могут быть "забыты" и должны получить какое-то логическое завершение, появившись в основной тональности Сонаты. Т.е. форма была продолжена за пределы первоначально планируемого замысла, однако вряд ли опережающее присутствие конструктивистского замысла может быть подвергнуто сомнению.
Это я к тому, что процесс формотворчества протекал существенно независимо, испытывая отнюдь не только воздействия со стороны остального художественного массива Сонаты, но и, в свою очередь, влияя на всё остальное.
А у Асафьева форма представляется лишь следствием "лепки" всего остального художественного массива сочинения, в процессе которой она вырастает как бы "сама собой". Мне кажется, подобный редукционистский взгляд является слишком специфическим, чтобы его можно было применять во всех случаях. Я даже больше скажу - в большинстве случаев он как раз и неприменим, потому что как художественный массив влияет на форму, так и форма влияет на этот массив и даже может быть предзадана, что не отменяет дальнейшего её "прогибания под контекст" создаваемого сочинения.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Б.В.Асафьев - гений музыковедения
« Ответ #24 : Август 19, 2009, 21:09:12 »
Цитата: most
Вот еще в копилку: о форме и о пред-оформленности
http://www.forumklassika.ru/showpost.php?p=115598&postcount=158

Одним из наиболее важных нововведений, внесенных поэтами Серебряного века в русскую поэзию новоевропейского типа, является подчеркнутое внимание к структурным характеристикам художественного текста: как к его макроструктуре,  так и к микроструктуре – фонике, тем или иным морфологическим и синтаксическим формам, ритму и др. Именно феномены структурного плана в поэзии Серебряного века становятся, начиная с творчества символистов, зачастую ведущим, иногда и единственным, импульсом в разверывании поэтического материала: основным "содержанием" стихотворения нередко оказывается демонстрация его "формы".

Хорошая аналогия с тем, что хотел сказать я по поводу "формы": она не всегда является лишь результатом, иной раз она сама мыслится как исходная точка.
Что касается "формы" и формотворчества, эта ссылка очень даже по теме: дело в том, что сии тенденции коснулись не только музыки. Кстати, это один из примеров как раз правоты Асафьева в том смысле, что на музыку оказывают влияние другие искусства и даже наука, и вся окружающая жизнь. Поэтому, если додумать его мысль о форме и лишить её редукционистского оттенка, то можно прийти к более адекватным мыслям по этому поводу.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица