Автор Тема: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано  (Прочитано 310312 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #325 : Октябрь 26, 2013, 16:32:16 »
26.10.2013 19:00
радио Орфей
Программа Владимира Молчанова. "Рандеву с дилетантом".
Гость программы - оперная примадонна Мария Гулегина.
http://www.muzcentrum.ru

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #326 : Октябрь 26, 2013, 19:34:46 »
В следующую субботу на радио Орфей будет вторая передача.

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #327 : Ноябрь 29, 2013, 17:58:42 »
http://www.mariinsky.ru/ru/fm/

29 ноября 2013 18:05
Гала-концерт Марии Гулегиной в Концертном зале Мариинского театра 5 июля 2010 года
Симфонический оркестр и хор Мариинского театра, дирижер Альберто Веронези. Хормейстер – Андрей Петренко.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #328 : Декабрь 13, 2013, 05:09:50 »
http://izvestia.ru/news/562429

«Уход Синайского напоминает дезертирство. А мы — 28 панфиловцев»

Мария Гулегина — о «Дон Карлосе» в Большом театре, российском паспорте и о том, что отдала бы сына учиться в академию, где директорствует Цискаридзе

Большой театр готовится к первой полноценной оперной премьере сезона. Для примадонны Марии Гулегиной «Дон Карлос» в постановке Эдриана Ноубла станет премьерой сразу в нескольких отношениях. Она не только впервые споет партию Эболи, но и, как ни странно, впервые в своей карьере выйдет на сцену Большого театра. Чувствами дебютантки Мария Гулегина поделилась с корреспондентом «Известий» Ярославом Тимофеевым.

— Когда вы впервые спели в «Дон Карлосе»?

— Почти 30 лет назад, в Минске. Дальнейшая история моего «Дон Карлоса» складывалась как-то несчастливо. Я собиралась петь Елизавету на фестивале Arena di Verona, но поскольку на следующий год должна была открывать в той же партии сезон в La Scala, то Риккардо Мути попросил меня не петь ее до премьеры. В итоге я заболела и не спела ее ни в Вероне, ни в Милане.

А с ролью Эболи приключилась очень смешная история. В 1991 году в Метрополитен-опере планировался концерт к 25-летию карьеры Миреллы Френи и Николая Гяурова. Меня пригласили спеть арию Эболи и квартет. Я ответила, что они сошли с ума — как я, молодое сопрано, могу браться за такую партию? Через пять минут перезвонила и сказала: «Да, я сошла с ума, буду петь». Меня спросили: «Ты ее уже пела?» Я говорю: «Конечно!» А на самом деле выучила свою партию за одну ночь и пришла на репетицию к Джеймсу Ливайну (главный дирижер Метрополитен-оперы. — «Известия»). Ливайн был в восторге, но выступлением пришлось пожертвовать ради более важного дебюта в «Тоске».

В 1996 году мне позвонил Джеймс Конлон и стал уговаривать спеть Эболи уже полностью. Я ему объясняла, что не могу: ведь я еще хочу спеть Виолетту, Норму, хочу освоить «Набукко», «Макбета», «Эрнани», «Трубадура». А после Эболи меня уже никто не возьмет на эти роли. В оперном мире все мыслят клише. Это как с советскими актерами: если ты сыграл Ленина или Сталина, всё — остальные роли для тебя закрыты. Но сейчас, когда меня позвали в Большой, я сама решила, что буду петь не Елизавету, а Эболи.

— Она как личность вам наверняка интереснее?

— Вы правы. В Елизавете мне нужно было усмирять и голос, и темперамент. Она не может быть такой, какая я в жизни — энергичной, подвижной. Несчастный ребенок, нежный цветок из Франции, она из-за политических интриг была вынуждена выйти замуж за короля Филиппа — страшного, подчиненного инквизиции. Показать ее чувства я, конечно, могу, но мне это не очень интересно.

А о роли Эболи я долго думала. Кто она — интриганка, нахалка? С какой болью и стыдом звучит ее признание в том, что король ее обесчестил! Извините, быть любовницей короля — кому-то это покажется удачей. Только очень самодостаточная женщина, какой и была Эболи, воспримет это как оскорбление. Будучи подростком, она со шпагой в руке отстаивала свою честь, и есть свидетельства, что в таком поединке она лишилась глаза, но честь свою отстояла. Она любит Карлоса до умопомрачения, она даже не боится, что король может ее мгновенно положить в эту страшную гриль-тележку инквизиции.

— В итоге она раскаивается?

— Конечно, она ведь признается королеве, что предала дружбу из-за любви.

— Для вас любовь тоже имеет приоритет над женской дружбой?

— Нет, я бы так никогда не поступила. Во-первых, я сама замужем, во-вторых, для меня мужья моих подруг — пусть они простят меня — это бесполые существа. Страсть может пройти, а дружба остается навсегда.

— Кто пригласил вас в Большой?

— Михаил Фихтенгольц. В тот день мы случайно встретились с дирижером Лораном Кампеллоне. Он тут же звонит Михаилу и говорит: «Знаешь, с кем я сейчас? С Гулегиной». Михаил в ответ: «Держи ее!» Он пришел и стал меня уговаривать на разные роли. Затем началась вся эта история с Колей Цискаридзе. Мы друзья, и я чувствовала, что не могу попрать дружбу и пойти петь в Большой театр. А потом вдруг сменилась дирекция театра. И в конце лета я получила письмо лично от Владимира Георгиевича Урина с просьбой участвовать в «Дон Карлосе». Я знаю, что он поднял театр Станиславского и что это человек слова. Если он сказал, то сделает. Подумала: новый театр, новый директор, новая роль, прекрасный режиссер, исторические костюмы! Почему нет? И я решилась.

— Кто выйдет с вами на сцену?

— В роли Елизаветы — прекрасная Вероника Джиоева. Заглавную роль исполнит замечательный итальянский тенор Андреа Каре. Игорь Головатенко будет петь Родриго, а Филиппа — Дмитрий Белосельский, это очень хорошие и уже известные в мире певцы. Мэтью Бест, который должен был выйти в роли Великого Инквизитора, сейчас болен.

— Вы известны тем, что можете твердо сказать режиссеру-постановщику «нет».

— Я просто всегда задаю вопросы — зачем и почему. Но Эдриану Ноублу это нравится. Мы спорим как два образованных человека и находим истину. Я, например, объяснила, что не могут Елизавета и Эболи выходить в одинаковых костюмах: ведь Елизавета возвращается из Эскуриала, а Эболи — у себя дома. Ко мне прислушались. Вообще я никогда не пойду на постановку к режиссеру, который не любит оперу и просто пытается скрыть свою безграмотность.

— В постановке Ноубла модернизма нет?

— Здесь модернизм в том, что каждая эмоция подана как в кино — максимально крупным планом. Средства и технологии современные, но раскрывают изначальную, настоящую драму.

— Как вы восприняли уход Василия Синайского из театра?

— Владимиру Георгиевичу виднее, что делать. Раз человек попросил отставку, а директор ее подписал, значит, так и должно быть.

Лично я не понимаю мотивов Василия Серафимовича. Для меня сейчас работать в Большом театре — одно удовольствие. Теперь «Дон Карлосом» дирижирует Роберт Тревино. Он совсем молодой, ему еще нет 30 лет. Со вторым составом он уже проводил довольно много спевок, а у нас с Синайским была только одна. Может быть, Владимир Георгиевич посетовал на то, что первый состав остался не обласкан главным дирижером. Не знаю.

— Покинуть театр за две недели до большой премьеры — случай почти беспрецедентный.

— Это немножко напоминает дезертирство. Ну а мы, как 28 панфиловцев, будем грудью стоять за Москву. И отстоим.

— Будь вы на месте Урина, кого бы пригласили на пост главного дирижера Большого театра?

— Есть много потрясающих молодых дирижеров ­— Василий и Кирилл Петренко, братья Юровские, Туган Сохиев, есть и замечательные иностранцы, которых любит оркестр ГАБТа, — например, Лоран Компеллоне. Но главный дирижер — не только дирижер. Это человек, который головой отвечает за всё. Вот если бы кто-нибудь устроил демарш, как Синайский, то именно главный дирижер должен был бы спасти ситуацию. И, конечно, он должен правильно подбирать составы, так, чтобы все голоса сливались.

— В Большом за это, кажется, отвечает управляющая оперной труппой Маквала Касрашвили.

— У Маквалы огромный опыт, и она очень приятный человек. Но я думаю, что театр должен быть как двуглавый орел: директор, занимающийся финансами и управлением, и главный дирижер, отвечающий за музыкальное качество.

— На 26 февраля следующего года заявлен ваш первый сольный концерт в Кремлевском дворце. С какой программой вы совершите этот дебют?

— Вместе с маэстро Фабио Мастранджело мы готовим арии из произведений Верди, Беллини, Пуччини и Чайковского. Огромное счастье — петь именно в Кремле и быть уверенной, что каждый желающий сможет попасть на концерт.

— Организатор фестиваля «Королевы оперы» Евгений Винтур так и не выплатил вам гонорар. Будете подавать в суд?

— Он объявил себя банкротом, так что уже ничего не добьешься. Я считаю, что если человек подлец, то жизнь сама заставит его всё понять. Я не хочу в этом участвовать.

— Недавно вы трудились в жюри конкурса «Большая опера».

— И очень пожалела об этом. Сначала меня попросили быть председателем жюри. Я подумала: наконец-то будет конкурс, где у председателя жюри никто из знакомых — никто! — не будет петь! Для меня все конкурсанты были как чистый белый лист. Когда я узнала, что председателем жюри будет Тамара Синявская, тоже обрадовалась — люблю ее и уважаю. Но уже потом, когда съемки закончились, я вдруг услышала, что победитель — ученик Тамары Ильиничны. Я была в шоке. Рассказала мужу, он государственный тренер России по греко-римской борьбе. У него брови поднялись: чтобы тренер стоял и оценивал своего ученика? Да этого ученика тут же дисквалифицируют, даже если тренер близко подойдет к рефери! А тут учитель спокойно ставит ученику два балла, а его сопернику — ноль. Понимаю, что к ученикам привязываешься, как к детям, а ради ребенка можно пойти на всё. Но зачем же убивать у молодых конкурсантов надежду на справедливость? Это неправильно — делать на государственные деньги на государственном канале такой якобы конкурс.

— Что вы думаете о решении вашего друга Цискаридзе завершить сольную карьеру и возглавить Академию имени Вагановой?

— Думаю, что он закончил немножко рановато. С другой стороны, лучше уйти со сцены на день раньше, чем на полчаса позже. Это геройский поступок. То, что он возглавил академию, меня очень радует. Говорят о разнице школ: якобы в Москве танцуют более ярко, в Петербурге — пастельно, там не дай бог поднять ногу на полный батман. Я очень ценю мнение педагогов и танцовщиков, но если бы передо мной стоял выбор, куда отдать своего ребенка, для меня огромную роль сыграло бы то, что директор Вагановки — не просто замечательная женщина-функционер, а великий Николай Цискаридзе. Я бы своего мальчика туда отдала.

— Вы говорили о желании получить российское гражданство. В этом вопросе что-нибудь продвинулось?

— Мне сказали, что я должна писать заявление. Ну не умею я писать заявления! Если дадут — буду счастлива. А сама ходить и просить не могу. Мне уже собирались дать российский паспорт перед Олимпийскими играми в Ванкувере, но я в тот момент сменила фамилию и всё расстроилось.

— Кто вы теперь по паспорту?

— Мария Мкртычева. А вообще я очень сожалею о том, что не оставила отцовскую фамилию — Мейтарджян. Мейтар в переводе с хибру (древнееврейский язык. — «Известия») означает «голосовые связки» или «струны». Сейчас я известна всему миру под фамилией, которая мне не принадлежит. Так же было и с Архиповой, и с Вишневской, и с Долухановой. Когда я первый раз вышла замуж, Долуханова меня ругала: «И что, вы с каждым мужем будете менять фамилию?» Оказалась права. Надо прислушиваться к советам старших.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #329 : Январь 09, 2014, 14:41:59 »
http://exclusive-magazine.ru/articles/2013/3/mariya_gulegina_my_way/

МАРИЯ ГУЛЕГИНА: МОЙ ПУТЬ

Несколько лет мечтала об интервью с Марией Гулегиной. Человек мира и русская душа, обладатель уникального драматического сопрано, лучшая исполнительница Верди и Пуччини, одна из самых востребованных певиц современности, Посол доброй воли UNICEF, удивительно искренний, независимый человек и магнетического обаяния женщина с завораживающим голосом. Несколько раз бывала на ее редких концертах в Москве, но на спектаклях – не доводилось. А, узнав, что на «Звездах белых ночей» в Мариинке Гулегина поет«Норму» Беллини и «Макбета» Верди, полетела в Питер не раздумывая ни секунды. Ведь попасть на ее спектакль во всем мире считается большой удачей. Подтверждение того: последние два билета, доставшиеся мне в кассе театра.
На следующий день после триумфального выступления мы уже беседовали в кафе гостиницы «Астория».


– Мария Агасовна, спасибо за счастье быть участником роскошного праздника оперы, подаренного вами!  Огромное потрясение и буря эмоций!
–У нас было всего три часа на репетицию «Нормы». Я прилетела за несколько дней, но мои замечательные коллеги Надежда Сердюк и тенор Сергей Скороходов были заняты на других спектаклях, и поэтому я репетировала с дирижером без них. И только благодаря высочайшему профессионализму солистов, хора и оркестра удалось собрать спектакль в считанные часы. Особая заслуга дирижера Михаила Гютлера. В «Норме» очень сложные, сумасшедшие вариации – их никто не поет – сама придумала. Очень их люблю, они выражают состояние души героини. Можно было вообще ничего не добавлять, или легенькие пассажи, но это была бы не Норма, и тем более не моя. Конечно, если бы мы писали СD, то все бы почистили, но это было бы дистиллированная вода, но никто же не любит ее пить, а любят все вино, разное: кто сухое, кто полусладкое. Но вчера была настоящая жизнь, страсти. Если бы еще мои коллеги могли оторвать глаза от клавира, было бы вообще отлично.
– А вам это мешает, когда не видно глаз партнера?
– Очень. Но я им очень благодарна, что для меня, для этого единственного концертного исполнения, они подготовили свои партии. В принципе, этот спектакль можно расценивать как подарок публике и геройский поступок артистов. Правда, никто не знает, чего это стоит для певца. Гигантский стресс. Адреналин зашкаливает. Маэстро Гергиев, который дирижировал через день после «Нормы» «Макбета», прилетел только накануне из Казани, где выступал с концертом на закрытии Универсиады. Мы едва успели провести экспресс-репетицию. И кажется, не подвели публику. Только с ним такое возможно! Он гений!  А бывает наоборот: репетируешь две-три недели, и даже с хорошим дирижером, а результат хуже.
– Надеюсь, подобные форс-мажоры бывают у вас нечасто?
– Ну конечно. Хотя за 30-летнюю карьеру случалось всякое: пела и с сотрясением мозга, и со сломанными ребрами на «Макбете», когда «ведьмы» не удержали. И с воспалением легких на гастролях в Японии два дня подряд пела Турандот, чтобы не подвести любимую Мариинку. И в начале карьеры: после медикаментозного отравления во Франкфурте на «Андре Шенье», когда легкие не раскрывались, но нельзя было подвести замечательных партнеров по записи CD – Ренато Брузона и Франко Бонизолли. А ведь это мог быть мой последний спектакль в жизни… Жаль, что в итоге для телеверсии взяли мои кусочки в больном состоянии, а не с премьеры, где я была в форме. И было в моей биографии, когда вернулась на сцену через несколько дней после рождения сына… Дважды сбегала из госпиталя, чтобы спеть с моим любимым коллегой Пласидо Доминго: ради его юбилейного спектакля в Ковент-Гардене, когда он дирижировал и когда доверил мне спеть Аиду после того, как я пропустила все оркестровые репетиции, меня увезли на «скорой помощи» прямо из театра. Но благодаря Доминго, его поддержке я вернулась на сцену и после смерти моей мамы… Доминго – великий артист и личность. Считаю, артист должен быть ко всему готов, он уже подписался на такую судьбу. Изволь соответствовать! И важно оставаться при этом порядочным человеком. Публика специально прилетает на твои спектакли из разных стран, готовится к празднику, и ты не имеешь права его испортить.
– Вы родились в Одессе, там же окончили консерваторию. Как родилась идея стать оперной певицей?
– Вопреки всему. В детстве не отличалась крепким здоровьем, но мечтала быть актрисой, занималась балетом, гимнастикой. В 15 лет специалисты уже обращали внимание на мой дикий голос. У нас в роду пели все. Пела в детском хоре, училась в дирижерской школе. В консерваторию привел случай: попросили станцевать в студенческом спектакле «Травиата», и там я запела. Но в консерватории бала порочная практика: заставляли учиться у того, кто на зарплате, а не у того, у кого можно чему-то научиться. Получилось, как в песне Аллы Пугачевой: «Есть у меня диплом, только все дело в том, что всемогущий маг лишь на бумаге я». Своим настоящим учителем считаю Евгения Николаевича Иванова. Он научил самому главному: как работать с этим необузданным голосом. Он не дал мне готовую рыбу, а научил, как ее ловить. Евгений Николаевич имел такую школу высочайшую, которую он взял у своего педагога Павла Васильевича Голубева. А тот учился у итальянцев. Можно сказать, что в самой Италии секрет этой школы утерян. Сейчас многие поют на высокой гортани – хотят сиюминутного успеха. Но это ложный путь. Три-пять лет на сцене, и все… Голос, как бриллиант огранить, если ты не мастер – загубишь. Чтобы добиться серьезного успеха, нужны годы «шлифовки». И голова в придачу!  Другой мой учитель, Ярослав Антонович Вощак – дирижер в Минском оперном театре, где я начинала, с первого дня внушал: выходить на сцену нужно тогда, когда есть что сказать. У меня, конечно, всегда есть что сказать публике. Мне посчастливилось, что судьба подарила этих выдающихся УЧИТЕЛЕЙ. Скажу «страшную» вещь: русские певцы сейчас лучшие. Наши голоса самые красивые! Обучены лучше. А на Западе – там поучилась, тут поучилась, посидела в зале на мастер-классе, выучила арию Барбарины, понравилась дирижеру, а ей дают завтра партию Царицы Ночи – и все ясно, кто есть кто…
– Значит, только через тернии к звездам?
– Только. То, что я говорю, конечно, не истина в последней инстанции. Это мой опыт, мой путь. Я сделала себя сама. Никогда не имела эксклюзивного контракта со звукозаписывающей студией и поэтому всегда ощущала, когда выпускали новую «эксклюзивную звезду». А порой и несправедливая критика ранит. Поэтому надо каждым выступлением доказывать свою состоятельность. Нет и PR-агента своего. Нас как воспитывали: непринято себя восхвалять или вытворять какие-то экстравагантные поступки, лишь бы написали, и стать предметом пересудов. Мне, например, предлагали в Нью-Йорке зайти в церковь с любимой собакой, чтобы об этом написали в прессе. Но я верующий человек! Или сфотографироваться со знаменитым гонщиком «Формулы-1» на капоте его машины. Мне такой PR не нужен. Поэтому мои диски никогда не дарились с другими товарами в супермаркетах, а портреты не висели на всех столбах. Для меня самое важное – профессия. И ради нее иногда приходится жертвовать. Помню, как в 1998 году меня пригласили на Каннский кинофестиваль, подготовили платье и украшения от CHANEL. Но я не посмела отпроситься у маэстро Мути с «Манон Леско» в «Ла Скала». Карл Лагерфельд специально сшил для меня платья к открытию сезона в «Ла Скала» в том же 1998-м. Должна была петь в «Макбете» и «Реквиеме». На вечере в честь открытия сезона покрасовалась в его шикарном платье, пресса это отметила, конечно, в восторженных эпитетах, а вот «Реквием» спеть не довелось – разболелась. Восприняла это как знак: надо заниматься своим делом и меньше выпендриваться. Большой голос – это очень длительный процесс работы. Это труд каждодневный и многолетний. Все мои достижения – это то, что я напела за 30 лет.
– Вы перфекционистка, мастер высочайшего класса. А кто ваш главный камертон: публика, дирижер, педагог?
– Нет-нет, только я сама. Мой главный камертон, идеал, к которому я стремлюсь всю жизнь и надеюсь хоть когда-то его достичь. Публика меня любит, дирижер – уважает, педагог может пожалеть (смеется). Но так, как я себя расчихвощу, никто этого не сделает. Я самокритик главный и трудоголик. Всегда анализирую каждый спектакль, работаю над ошибками. Если что не получилось, страдаю… Люблю репетировать, отрабатывать все до мелочей, не спать ночами, думая над образом, искать краски, чтобы с партнерами достигать полной гармонии. Участвую в создании сценических костюмов, грима. Мне это очень важно. Считаю, это профессиональный подход. Для меня слова «не могу» не существует. Есть слово «надо».
– Тогда вы идеальный артист и на вас должны молиться директора опер!
– Ну, наверно. Я очень благодарна Валерию Гергиеву за возможность петь на этой великой сцене уже семь лет. Обожаю старые, намоленные, с особой атмосферой оперные сцены, как Мариинка, Ковент-Гарден или «Ла Скала», где началась в 1986-м моя международная карьера, где я спела в 16 постановках 150 раз. Много! А теперь, после реставрации, в «Ла Скала» что-то ушло безвозвратно. Раньше была атмосфера чуда. Был удобный выход на сцену, почти из своей красивой гримерной с мебелью, обитой красным бархатом. А сейчас театр, как больница... Бежать надо до сцены по лестнице или в лифте, рискуя застрять во время спектакля... Да и певцы поют молодые, для которых счастье просто постоять на этой великой сцене. Не все остаются в памяти, но те, кто выдерживает, уже становятся мастерами. Италия переживает кризис. Многие фонды свернули спонсирование театров. Больших певцов приглашают теперь редко. Публика возмущается, демонстрации в театре, на улице митинги, но воз и ныне там. Раньше, если публика была недовольна и букали, то сразу заменяли певцов. Сегодня дирекции все равно, лишь бы занавес открылся и закрылся, тогда касса не возвращает деньги за билеты. В позапрошлом году только нашу с Гергиевым «Турандот» не букали, и в этом году, когда прилетела спасать «Набукко», был успех.
– Вызывают русский оперный МЧС?
– Вот-вот (смеется). Хотя на «Макбета» в мае, к сожалению, не смогла прилететь в «Ла Скала», потому что дала слово телеканалу «Культура» записать «Песни войны» для ветеранов. Но зато «Макбета» услышала публика летом в Мариинке.
– Кстати, «Макбет» – ваш дебют в Мариинке-2. И как ощущения от нового театра?
– Я в восторге: акустика великолепная, поется легко, театр светлый, праздничный. Фантастический подарок в наше время меломанам. И вообще, в Мариинке атмосфера очень доброжелательная.
– Меня потрясла ваша способность перевоплощаться: страдающая от измены жрица друидов Норма и страждущая власти, безумная леди Макбет – разные образы и задачи вокальные, стилистические и актерские, которые вы с блеском воплощаете в двух разных спектаклях за три дня. Откуда вы черпаете энергию?
– Считаю, на сцене, как и в жизни: любовь, страсть, ревность, ненависть… Мария Каллас первая вдохнула жизнь с ее страстями на сцену. Она заставляла людей думать, чувствовать, плакать. У нее не был безукоризненный голос, но потрясающие чувства, эмоции, энергетика, а без этого любая партия – просто сольфеджио или аптека, где все по миллиграммам рассчитано… Норма и леди Макбет – два разных характера, две судьбы, две женщины. В любой роли стремлюсь передать динамику развития образа. Всегда прошу режиссеров, чтобы
сценические дети Нормы были близнецами. Чтобы зритель понимал, что она не банальная любовница Полиона. Она только однажды потеряла голову, влюбилась, и появились на свет эти дети. Это трагедия для Нормы и ее страшная тайна. Такова моя трактовка образа.
– Вы на сцене дива, повелительница, богиня, а в жизни – такая теплая, родная.
– Спасибо большое! Есть такая поговорка: артист, выходя из театра, не забудь выйти из роли. Конечно, испытываешь напряжение страшное во время спектакля. Но нужно прийти в себя и жить дальше не Нормой, не леди Макбет, не Татьяной, а самой собой, Марией Гулегиной. Хотя приходится порой соблюдать атрибуты оперной дивы. Последние годы в Японии – фантастический оперный бум. Трогает, когда подъезжаешь к театру перед спектаклем за два часа, а зрители уже ждут с буклетами, программками, то же самое после спектакля – не получится улизнуть к себе в номер, пока не подпишешь всем автографы. Это для них священный ритуал, нарушить который– значит обидеть. А чтобы избежать такого внимания, в свободное время приходится одеваться как-то иначе, чтобы не узнали. Но в Японии трудно спрятаться с таким ростом, как у меня (смеется).
– А как вы относитесь к записям спектаклей и концертов?
– Самое главное для меня, чтобы спектакль запал в душу зрителя. Бывают студийные записи для СD, но они оставляют слушателя равнодушным. Я предпочитаю прямые записи во время спектаклей: в них есть жизнь. Жаль, что сейчас пишут с микрофонами на лбу… это не честно. Звук должны писать из зала.
– Кстати, у вас много и прямых трансляций спектаклей в МЕТе, «Ла Скала», Венской опере, «Арена ди Верона», Опера Гарнье. Они успешно демонстрируются в кинотеатрах по всему миру. Теперь и москвичи летом смогли увидеть вашу «Турандот» из МЕТа в кинотеатрах.
– Может быть, это и не плохо – сделать доступными для широкой аудитории лучшие оперные спектакли, не покидая своего города. Но, как говорила Раневская, сняться плохо в плохом фильме – все равно, что плюнуть в вечность. Вот и я больше всего боюсь этого. Есть одно принципиальное «но»: звук из зала живой, а в записи – нет. Нет вибрато, нет наполнения зала, не дрожат стены, и не слышно дыхание и сердцебиение, когда звук на пиано достигает последнего яруса.  ТВ- и кинотрансляции – это все-таки «консервы», как их называют любители оперы.
– А как вы считаете: опера сегодня нуждается в популяризации?
– Безусловно. Это прекрасное искусство, эмоциональное, высокохудожественное, как правило, и дорогое. Не каждый любитель оперы может позволить себе билет за 100–300 долларов. К сожалению, сегодня наблюдается огромная разница в пропаганде одних певцов и совершенном умолчании других. Однако, слава богу, что хоть что-то позитивное
пропагандируют.
– Не этим ли объясняется ваше решение возглавить в новом сезоне жюри телеконкурса «Большая Опера» на канале «Культура»?
– Мне интересно все, что происходит в области искусства в России. Для меня было большой неожиданностью приглашение в прошлом сезоне в жюри телеконкурса «Большой Балет». Спасибо каналу «Культура»! Получила огромное удовольствие от самих молодых участников, тем более что к балету я неравнодушна с самого детства. Общение с большими профессионалами в искусстве всегда для меня интересно. Я так и сказала, что пришла на конкурс не судить, а любить и восторгаться.
– Но вы же еще и общественный деятель – Почетный член Попечительского совета Паралимпика, Посол доброй воли ЮНИСЕФ, участвовали в церемонии открытия зимней Олимпиады в Ванкувере и участвуете в благотворительных концертах. Запомнила один из них в Коломенском, когда вы пели под проливным дождем.
– Тогда оркестр отказывался играть: боялись за инструменты, ноты сдувало с пюпитров, но я решила петь, хотя рисковала страшно: на следующий день улетала на фестиваль в «Арена ди Верона» на серию спектаклей. Тогда я обратилась к оркестрантам: друзья, нам всего-то эти два часа простоять, а дети бездомные так живут всегда. И представьте себе, никто не ушел. Если бы это был не благотворительный концерт, наверное, я бы заболела. Спасла какая-то женщина – отдала свой пуховый платок.
– Не случайно тренер сборной по художественной гимнастике Ирина Винер, частый гость на ваших концертах, однажды сказала про вас: «Вот бы мне таких одержимых спортсменок побольше!»
– Поздравляю великолепную Ирину Александровну и ее команду с очередной победой на Универсиаде! Восемь золотых медалей, и чемпионате мира в Киеве. У нас десять медалей, шесть из них золотые!
– А я вас – с присвоением звания народной артистки Северной Осетии!
– Спасибо. Как-то в 90-е пела в Москве и меня попросили перечислить все свои титулы. Я шутила: оставьте для некролога. Я считала, что главное – имя артиста. А сейчас, узнав о
присвоении почетного звания, мурашки побежали по коже: приятно быть НАРОДНОЙ. Это дает чувство дома, хоть я там не родилась. Но это частичка России. Осетия навсегда в моем сердце! Спасибо Ларисе Гергиевой за приглашение, за гостеприимство на таком высочайшем уровне!
– Про вас идет молва, что в работе вы тигр, точнее, львица (если по гороскопу). Режиссеров не очень жалуете?
– Я актриса. Мне совершенно не интересно выйти на сцену, сложить лапки и пропеть положенные ноты. А интересно посредством голоса выражать те чувства, которые композитор вложил, создавая свое произведение. Если режиссер хочет раскрыть образ, замысел композитора, я руками и ногами – «за». Если режиссер знает больше или по-другому интересно мыслит, то хочется этим овладеть, и тогда я вывернусь наизнанку. Был случай в театре Монте-Карло на «Макбете»: режиссер предложил в балетной сцене танцевать с ведьмами и таким образом рассказать историю жизни леди Макбет и ее сумасшествия. Мне это показалось интересным. Я специально репетировала как танцовщица, чтобы дыхание не сбилось во время танца. Но профессиональный, эрудированный оперный режиссер – редкость. Помню, в 90-е пригласили на «Пиковую даму», где я должна была, по замыслу режиссера, елозить по Герману и потом упасть на спину перед ним… Я не выдержала и закричала: «Можете извращаться так над своими Изольдами, но над русской классикой не позволю!» Постановщики побежали за директором, но Иоан Холендер, поняв, что это не каприз, дал им сигнал отстать от меня.
– Есть ли у вас ученики, ведете ли мастер-классы?
– Мастер-классов не веду. Считаю, научить петь так нельзя. А унижать студента публично – не могу. Это же не шоу в цирке, а процесс интимный. Пока я пою, не думаю, что возможно преподавать. Или учить, или петь. Ответственность огромная. Был печальный опыт. В 26 лет, когда я уже была заслуженной артисткой Белорусской ССР и второй год пела в «Ла Скала», меня вызвали в Минкультуры и сказали: «Мария Агасовна, вы «беларусская зорка» – передавайте опыт молодым». И я занималась с учениками, как с родными детьми. Хотя кто-то был старше меня. Вкладывала всю душу, после занятий тащила домой, кормила борщом, заставляла слушать великих исполнителей. Когда меня выгнали из страны, никто из них не пришел проститься. Было больно. Не прощаю предательства.
– А за что вас так?
– Я же революционерка. Решила учить взрослых дядей и тетей, что в опере нужно петь на языке оригинала. А за инициативу нужно отвечать. Коллеги накатали на меня письмо в ЦК о том, что отказываются петь на «чуждых» языках. Дальше не трудно представить – я оказалась в изоляции. Меня ждал контракт в «Ла Скала», который скрывал от меня Госконцерт. Пришлось буквально бежать всей семьей по туристическим визам в Европу.
– И вы до сих пор гражданка Беларуси?
– Мне это не мешает, визы мне не нужны, у меня резиденция Люксембурга, где я живу с семьей больше пятнадцати лет. Но если менять гражданство, то только на российское, тем более что мой нынешний супруг россиянин, государственный тренер России по греко-римской борьбе.
– Оперная дива и борец! У такой сильной женщины, наверное, только таким и может быть муж. На вашем венчании, слышала, был Пласидо Доминго. А почему венчались в Нью-Йорке, а не в Москве?

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #330 : Январь 09, 2014, 14:43:32 »
Продолжение интервью:

– В Москве, к сожалению, армянская церковь только на территории кладбища… Сами понимаете – не самое радостное место. И плотный график позволял нам обвенчаться только в Нью-Йорке, в перерыве между спектаклями. Я была очень рада, что Пласидо и Марта Доминго смогли присутствовать на венчании, хотя в это время у него шли спектакли в МЕТе. На венчании были самые близкие друзья и коллеги по сцене: Елена Заремба, Барбара Фриттоли, Сальваторе Личитра, мой нынешний учитель Крег Рутенберг. Торжественный прием проходил в St. Rеgis Hotel NY. Музыканты сменяли друг друга, даже национальный армянский оркестр играл. Свадебный торт мы с мужем разрезали саблей. Было красиво и очень трогательно.
– А кем вы себя больше чувствуете: европейкой, армянкой или русской?
– По духу, по воспитанию, конечно, я русская. Хотя во мне нет ни капли русской крови. Все мои друзья – русскоязычные. А как иначе? Мы же на одних мультфильмах, песнях и книжках выросли! Американец или француз не поймет радость от задушевного разговора под уничтожение тазика с салатом «оливье»… А я готовить обожаю. Рождество и Пасха – самые любимые домашние праздники.
Трогает, когда подъезжаешь к театру перед спектаклем за два часа, а зрители уже ждут с буклетами, программками, то же самое после спектакля – не получится улизнуть к себе в номер, пока не подпишешь всем автографы. Это для них священный ритуал, нарушить который– значит обидеть

Страшно не люблю, когда на меня смотрят только как на оперную певицу. Хочу, чтобы меня любили такой, какая есть вне сцены. Среди коллег близкая подруга одна – Елена Заремба – замечательная меццо-сопрано. Живет тоже в Люксембурге. Она пела, кстати, недавно на премьере «Князя Игоря» в Большом театре.
– И как вам последнее творение патриарха Юрия Любимова?
– Люди добрые, когда прекратят издеваться над русской оперой!? Как можно так кромсать великую оперу? Назвать музыку Бородина, которая покорила весь мир, бездарной – кощунство! А «Руслан и Людмила» Дмитрия Чернякова с пометкой «16+» на афише? По его милости из-за оргии на сцене дети, как и мой сын, которому 13, не могут видеть этот шедевр Глинки в «главном театре России». Стыдно за позорное открытие Большого театра! Имея таких певцов, как сопрано Катя Щербаченко, завоевавшая титул «Певица мира» на конкурсе ВВС, которая сейчас поет на ведущих сценах, в родном театре ей «доверили» на открытии выступить в квартете?! Зато приглашенная западная певица в оголенном до пупа платье исполняла ариозо Лизы, чистого ангела из «Пиковой дамы», не отрывая глаз от клавира. «Пиковая дама» – это наше все в русской опере! И образ Лизы – святыня, за которую не все могут браться. Нигде в мире такого неуважения к себе не позволили бы. Отослали бы домой.
– Можете ли вы ответить на загадку: почему Мария Гулегина, Ольга Бородина, Анна Нетребко, Дмитрий Хворостовский не поют в Большом театре? Хотя везде в мире директора опер мечтают вас заполучить.
– Наверное, слишком независимые, яркие, а такими управлять сложнее. Вот Николай Цискаридзе, гордость наша, и что? В Большом не ценили его, не ценили и другие таланты… А Анна Нетребко и Ольга Бородина настолько счастливы, что «родились» в Мариинском театре, что им и необязательно петь в Большом.
– А может быть, ваши гонорары столь велики для БТ, где, кстати, в Попечительском совете богатейшие олигархи страны и им проще на личном самолете слетать куда-нибудь в Европу вас послушать.
– Смешно! Всегда можно договориться, было бы желание. Когда Большой реставрировали, на эти деньги можно было построить 15 таких театров! Может, все-таки  лучше научиться рассчитывать средства, тогда на все хватит? Надеюсь, с приходом нового директора Владимира Урина что-то поменяется к лучшему. Если ему не будут мешать…
– Если вам поступит приглашение спеть в Большом, согласитесь?
– Конечно, я очень люблю русскую публику.
– А что это за история на фестивале «Королевы Оперы» с продюсером Евгением Ситкиным-Винтуром? Он кто, откуда?
– 25-летний малограмотный проходимец. Вошел в доверие, прикрываясь уважаемыми именами, которые, оказалось, не причастны к афере нового Бендера: организовал фирму типа «Рога и копыта», получил средства, объявил себя банкротом и разъезжает по Европе, отдыхая от трудов неправедных. Бог ему судья! Есть у меня недостаток: до сих пор не разучилась верить людям… А вот Анджела Георгиу, прилетевшая в Москву на следующий концерт фестиваля в июне, отказалась выходить на сцену, так как Винтур опять не оправдал свой статус продюсера. И денег публике за билеты не вернул.
– Надеюсь, этот отвратительный случай не лишил вас желания петь еще в Москве?
– Из-за одного непорядочного человечишка лишать саму себя корней?! Напротив, готовлюсь к встрече с российской публикой в моем сольном концерте 20 октября в Большом зале Московской консерватории. Приглашаю.
– Спасибо. Критики о вас говорят, что вы родились с музыкой Верди в голосе, а что же современные композиторы, музыка других жанров вас не интересует?
– Полагаю, это как в балете. Классические руки и ноги профессионал видит сразу. Наверное, Берг, Яначек не мое. Когда Владимир Минин предложил спеть в концерте с его знаменитым хором «Свадебные песни» Юрия Буцко, я согласилась, но потом распереживалась: четверть тона вверх, четверть тона вниз… и было приятно, когда после концерта Буцко сказал: «Я не знал, что это так красиво». В том же концерте пела гениальное сочинение Родиона Щедрина – «Частушки Варвары». И когда получила от него похвалу, просто летала от счастья! Хотела бы исполнить «Русскую тетрадь» Гаврилина, «Плачь гитары» Минкова, «Ожидание» Таривердиева. Наверное, всему свое время.
– А как вы относитесь к жанру кросовер, когда оперные поют с эстрадными или рок-певцами: Монсерат Кабалье и Фреди Меркури, Хворостовский с Крутым, Нетребко с Киркоровым?
– Кому удается – пожалуйста. Когда начала готовить программу «Военные песни», меня разрывали сомнения: как петь? Оперным голосом – ну никак нельзя, петь без тембра – тогда где Мария Гулегина? Петь голосом и душой – это можно, как колыбельные своим детям. На джаз никогда не покушалась. Петь джаз оперным певцам – все равно что прийти на дискотеку в пуантах.
– Я была потрясена, когда узнала, что вы пишите стихи!
– У меня чуть больше 400 стихов. Писать начала неожиданно для самой себя после того, как в МЕТе на меня упал железный занавес (смеется). Это правда.
– При такой профессии и занятости вы отважились на рождение двух детей.
– Это не отвага, это – ДАР БОЖИЙ! Спасибо, что дети простили мое отсутствие в детстве. Сейчас легче преодолевать разлуку благодаря скайпу, мобильному телефону. А старшая дочь Натали родилась рано и в детстве видела маму нечасто из-за работы. Училась в разных интернатах в Европе. Она мне как сестра и большая помощница, с которой мы почти восемь лет вместе в моих гастролях. Младшему, Руслану, 13. Я страстно мечтала о сыне. И вопреки всем «страшилкам» врачей о врожденном пороке сердца решила – буду рожать! На Западе существует практика, когда, если «девушке» за 35, нужно делать очень опасный тест, и, если будущий ребенок нездоров, настаивают на прерывании беременности. Конечно, я отказалась! И верила: все  будет хорошо. И Бог услышал мои молитвы. Мой сын – самый спокойный, понимающий ребенок в мире. Его призвание – помогать маме. Учит немецкий, французский, английский, итальянский, говорит на люксембургском, потому что родился там. Компьютер стараемся ограничивать, конечно. Все спрашивает у меня: «Кем ты хочешь, чтобы я был?.. А когда я женюсь, ты научишь мою жену готовить, как ты, и воспитывать моих детей?» Мой мудрец. Для меня тогда не стоял вопрос: рожать или петь с Лучано Паваротти на 100-летии «Тоски» в Риме. После родов смотрела тот юбилейный концерт по ТВ и чувствовала себя самым счастливым человеком на свете! Удрала из больницы на следующее утро. А на третий день уже начала распеваться у рояля. И еще семь месяцев кормила грудью, при полной театральной загрузке. Спала не больше полутора часов. Маэстро Риккардо Мути в «Ла Скала» после каждого перерыва в репетициях спрашивал: «Мария, куда вы спешите?» Никому не говорила, что кормлю грудью, чтобы не волновались. Есть мнение, что это не совместимо с пением.
– Почему вы живете в Люксембурге? Не планируете перебраться на Родину?

- По духу, по воспитанию, конечно, я русская. Хотя во мне нет ни капли русской крови. Все мои друзья – русскоязычные. А как иначе? Мы же на одних мультфильмах, песнях и книжках выросли!

– Там я спокойна за сына. Там его друзья, школа, хорошее образование. Центр Европы. Мои любимые города – Париж, Венеция, Петербург. А Родина всегда со мной! Собираемся с мужем больше проводить времени в Москве, у него много работы в Олимпийском комитете. Надо подумать о своей квартире.
– О чем мечтает сегодня Мария Гулегина?
– Да все о том же, о чем мечтает любая нормальная женщина и мать: о счастье и здоровье своих детей. Чтобы не было брошенных детей, чтобы матери не оставляли своих больных детей в роддомах, чтобы заботились о них, как моя мама заботилась обо мне. Чтобы было все хорошо в моей семье. И конечно же, мечтаю петь! Без этого мне не прожить. Это как дышать. Хочу больше петь концерты. Там я сама себе хозяйка. Нет режиссеров, с их бредовыми идеями, есть только оркестр с дирижером или пианист, есть я и моя музыка.

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #331 : Январь 20, 2014, 17:48:55 »
http://zavtra.ru/content/view/gulegina/

Встреча с Гулегиной

перед премьерой оперы "Дон Карлос"

Дар, исключительная работоспособность, требовательность к себе, независимость, верность канонам высокой оперы, взыскательность…  можно долго перечислять достоинства Марии Гулегиной, но и это не поможет понять её магического воздействия, непостижимости власти на сцене. Возможно, тайна Гулегиной в праве выбора репертуара? что состоит из образов, в реальности душевного мира которых певица не сомневается, а голос – драматическое сопрано -  способен передать катаклизмы их чувств? Но чисто взятая нота еще не есть настоящее вокальное искусство. И что таится тогда за правом выбора?.. Об этом я думала, уютно разместившись в лобби-баре гостиницы «Метрополь», ожидая встречи с Марии Гулегиной.
Мария Гулегина пришла на встречу ни минутой позже, ни минутой раньше. И флёр легенды не уступил легкому флёру  духов Shaik Arabia. Трудно было не вспомнить истории, когда дебют Гулегиной штурмом взял крепость «Ла Скалы», и итальянцы в несдержанном восторге назвали Гулегину «певицей с вердиевской музыкой в крови»; когда Гулегина, уже примадонна мировой оперы, вышла на сцену Берлинской оперы, и публика устроила овации стоя минут на сорок; когда Гулегина из-за болезни отменила спектакль в Римской опере, а публика тут же припомнила срыв «Нормы» Марией Каллас… Есть в опере артисты, которым болеть просто запрещено. И кто бы мог подумать во время концерта Марии Гулегиной в Большом зале консерватории в честь 200-летия Верди, что накануне у певицы подскочила температура под сорок и весь вечер, всю ночь лучшие врачи Москвы, самые настоящие кудесники, делали возможное и невозможное для восстановления голоса.  Мария Гулегина в завершении концерта еще вышла на бис, исполнила арию Леоноры из оперы Верди «Сила судьбы».  В этой арии я впервые и услышала Гулегину на Новой сцене Большого театра в декабре 2009 года. И нет сомнения теперь: сила судьбы привела Гулегину в Москву, на историческую сцену Большого театра, выступить в партии коварной обольстительницы Эболи, в опере «Дон Карлос».
Моя встреча с Марией Гулегиной в Москве не первая. Но всякий раз испытываешь удивительное ощущение. Беседа с Гулегиной столь легка и непринужденна, что ломает заранее подготовленный сценарий беседы, исподволь обволакивает неуловимой притягательностью примадонны. Впрочем, о «примадонне» напоминает разве что сверканье бликов люстры в прозрачных лиловых камнях ожерелья. «Будем жить по итальянскому времени! – вдруг произносит она. – А в Италии сейчас время капучино»…  И вот мы уже тоже пьем горячий капучино, в котором тает шоколад. «Принцесса Греза» Врубеля спускается со стены здания «Метрополя», чтобы перенести в волшебную реальность оперы, премьеру «Дона Карлоса» в Большом театре с Марией Гулегиной – принцессой Эболи.

«ЗАВТРА». Мария, сегодня, когда репетиционный период работы над премьерой оперы сведен почти что к неделе, Вы приехали в Москву за два месяца до премьеры. Почему?
Мария ГУЛЕГИНА. Да, я специально приехала подготовиться к премьере. К тому же, у меня сорвались концерты в Мадриде, и я поняла, что могу быть в Москве постоянно. И, в принципе, когда я готовлю какую-либо новую роль то, чем больше работаю, тем лучше получается. Я понимаю, что должна войти в состав труппы Большого театра, а не просто выйти на сцену, исполнить арию и уйти. Такой шаг требует ответственности , и не только за себя.
«ЗАВТРА». И какое впечатление от работы в Большом театре?
Мария ГУЛЕГИНА. Вы знаете, мне нравится здесь продуманность. Нет того, что называется,  работаем от «забора до обеда». Вызовы на репетиции не случайны и не бесполезны. Единственное, пока что было очень мало спевок, и с дирижером Василием Серафимовичем Синайским (главный дирижер Большого театра – М.А.) всего лишь раз прошла «Песню с фатой». Но я предполагала: всё только начинается…
«ЗАВТРА». Вдруг новость: Синайский ушел из театра.
Мария ГУЛЕГИНА. Я в шоке. Но думаю: всё, что не делается, всё к лучшему.
«ЗАВТРА». Что Вас так поразило? Разговоры об отставке Синайского ходили давно.
Мария ГУЛЕГИНА. Уйти накануне премьеры? Я понимаю, бывают разные ситуации в жизни. Могут обидеть, оскорбить, могут быть другие планы…  Но уйти накануне премьеры? подвести весь коллектив?.. Но в принципе, я не тот человек, который будет сидеть и ждать, что его вызовут на сцену. Я заказывала уроки у Маргариты Петросян, пианистки, занималась итальянским языком с Алессандpо Биччи. Так что время не теряла.
«ЗАВТРА». Трудно поверить, что для Вас существуют трудности вхождения в спектакль?
Мария ГУЛЕГИНА. Марина, когдаза плечами нет звукозаписывающих фирм, когда нет богатых спонсоров, когда ты сама должна всё делать, то отношение к работе самое серьезное. И потом ведь: я занимаюсь любимым делом! И оно доставляет мне радость. В сущности, нет ничего интереснее работы, самого процесса работы.
«ЗАВТРА». Ваши самые пронзительные моменты, связанные с оперой «Дон Карлос»?
Мария ГУЛЕГИНА. Вы не представляете!«Дон Карлос» – та опера, с которой Ярослав Антонович Вощак собрал нас – весь молодой состав театра оперы и балета Минска, это было в 1984-м году, и сделал такой молодёжный спектакль. Я была Елизаветой. Михаил Рысов был просто потрясающим Филипом. Анатолий Дичковский был Родриго. Нагима Галеева была Эболи. Михаил Дружинин, ему уже было под семьдесят лет, он был Инквизитором. И вот мы начали работать. Это незабываемо! У меня была отдельная тетрадка, я выписала (и сейчас продолжаю это делать) под каждой ноткой ремарки о состоянии: солнечный звук, тёмный звук, страсть, боль. И мы работали как звери. Что это был за спектакль! Мы пели все и замечательно пели!.. Другая история. Я приехала на свой дебют в «Метрополитен» и мне позвонил мой агент: «Слушай, ты знаешь, совсем с ума сошли. Ты же – сопрано, а тебе предлагают здесь петь Эболи!». «Брюс, так и скажи, что я даже мыслить не буду», - и положила трубку. Через пять минут перезвонила: «Брюс, скажи, что я согласна».
«ЗАВТРА». Что случилось за эти пять минут?
Мария ГУЛЕГИНА. Вдруг вспомнила, как Вощак работал с певицей над образом Эболи, какой получался характер. Королевский! Это было юбилейное празднование Миреллы Френи и Николая Гяурова в Мете. Надо было спеть квартет и арию.
Мне принесли клавир, и я всю ночь занималась. Утром пришла на спевку. Джеймс Левайн был в восторге, но как сейчас я узнала, дирекция решила меня не отвлекать от Тоски. За три месяца до этого я спела дебют в Андре Шенье, и тут вдруг Тереза Стратас отменила свои спектакли, и их доверили мне, хотя во втором составе стояла прекрасная Джованна Казола: «Господи, какие имена рядом!» И вдруг меня, девчонку, ввели в первый состав. В «Дон Карлосе» я готовилась выступить еще в «Ла Скала». Но знаете, хочешь насмешить Бога – расскажи о своих планах. Бог не посмеялся, он послал мне бронхит. И я таким состоянием попробовала пропеть на репетиции и решилась отказаться и отказалась от спектаклей
«ЗАВТРА». И вот судьба привела в Большой.
Мария ГУЛЕГИНА. Весной 2013, мы встретились, случайно так, с дирижером Лораном Кампеллоне, я пела с ним в «Турандот», гениальный совершенно дирижер. «Ты представляешь, только сегодня говорил о тебе с Михаилом - сказал он. – В Большом хотят ставить “Тоску”. Тогда речь шла о возобновлении спектакля Покровского, но что-то не сложилось. И речь зашла о «Доне Карлосе». «У нас есть одна Елизавета Валуа», - размышлял Михаил Фихтенгольц (начальник отдела планирования репертуара Большого театра в то время – М.А.). «А Эболи кто?» «Я - Эболи!», - сказала. «Я тоже так думал, но боялся сказать». Но потом случилась вся эта жуткая история с Колей Цискаридзе, я усомнилась в необходимости участия в спектакле. Но вот пришел другой директор , и я решила: «Надо! Какая-то новая струя, всё должно быть чистым, добрым, хорошим, как одна команда». Ну и главное – пригласили режиссера Эдриана Ноубла.
«ЗАВТРА» Вы с ним работали?
Мария ГУЛЕГИНА. Да. Будучи руководителем «Королевского шекспировского театра», он ставил на меня «Макбета» в «Метрополитене». И сохранил в спектакле историческую достоверность, эмоциональное наполнение.
«ЗАВТРА». И костюмы?
Мария ГУЛЕГИНА. Нет, костюмы были обыкновенные. Тогда как в «Доне Карлосе» костюмы изумительной ручной работы. Ни вздохнуть, ни выдохнуть, но такая красота! Корсеты на китовом усе, вышивка на шелке, костюмы музейные совершенно. Я думаю, что это оценят, что для публики спектакль будет праздником.
«ЗАВТРА». Мария, Ваше отношение к костюмам. Трубно забыть, в каких роскошных платьях Вы вышли на концерт, посвященный 200-летию Верди, в Большом зале консерватории.
Мария ГУЛЕГИНА. Костюм очень важен! И для меня костюм был важен всегда. Еще начинающей артисткой, в Минском театре я просила сшить мне костюмы, соответствующие образу героини. Что же касается юбилейного концерта Верди, то мое мнение: Большой зал консерватории в Москве – филармоническая площадка номер один. И требует к себе соответствующего внимания. Для того, чтобы выразить в концерте атмосферу эпохи Верди, я заказала платья у Вячеслава Зайцева. Первое, черное с золотом, было рассчитано как раз на арии из «Дона Карлоса». Я планировала спеть и Эболи, и Елизавету, но потом планы поменялись. Второе – из черного бархата – под платье Джузеппины Стреппони (оперная певица, супруга Джузеппе Верди – М.А.).  Просто этот концерт был еще моей данью Верди.
«ЗАВТРА». Что значит для Вас Большой театр?
Мария ГУЛЕГИНА. Сейчас, накануне премьеры, я стараюсь не думать: вот выйду на сцену Большого театра. Понимаете, Большой театр для меня закрылся с уходом великих певцов, в 70-80-е годы. Был какой-то период безвременья. Возможно, сейчас должна начаться другая эпоха, снова победоносная. Сегодня, самые-самые лучшие певцы на Западе это, извините, наши певцы. Потому их и приглашают.
«ЗАВТРА». Мария, Ваша карьера состоялись на Западе. Не впервые разговаривая с Вами, поражаешься: Вы совершенно не разорвали нить со своей страной, вот и сейчас Вы говорите «наши певцы».
Мария ГУЛЕГИНА. Нелегким, пожалуй, был мой первый приезд в Россию. Давала концерт для бездомных детей. Смерч на улице поднялся, у музыкантов ноты с пюпитра летели. Я поднялась на сцену и сказала: «Нам тут час простоять, а дети всю жизнь так живут. Надо спеть». И никто не ушёл… Странное ощущение было тогда…  Я все время задавала себе вопрос: «Что случилось? Моя страна – Советский Союз, а тут, все говорят по-русски, а страна-то не та!» Мне предложили в то время купить какие-то земли, но я отказалась… Моя связь с Россией? Я всегда смотрю русское телевидение. Я не говорю с наигранным акцентом. Моя дочь прекрасно говорит по-русски. Сын, который родился в Люксембурге, тоже прекрасно говорит по-русски. Родина бывает только одной. Где ты родился, где вдохнул первый воздух – там твоя родина. Я вдохнула этот воздух в Одессе. Даже если я сейчас буду жить в Москве или на Луне, всё равно я – одесситка.
«ЗАВТРА». Мария, премьера «Дона Карлоса» в Большом театре будет ли кому-то посвящена?
Мария ГУЛЕГИНА. Моим учителям. Конечно,  Евгению Николаевичу Иванову, конечно,  Ярославу Антоновичу Вощаку, которых уже нет в живых. Конечно, это будет посвящено моей любимой-любимой-любимой учительнице, Людмиле Ивановне Ивановой. К счастью для меня, в вечер премьеры она будет сидеть в ложе Большого театра.

Беседовала Марина АЛЕКСИНСКАЯ
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #332 : Февраль 12, 2014, 08:13:22 »
http://portal-kultura.ru/articles/person/28422-mariya-gulegina-odnazhdy-vletela-v-restoran-na-velosipede-razbila-litso/

Мария Гулегина: «Однажды влетела в ресторан на велосипеде, разбила лицо»

Елена ФЕДОРЕНКО

26 февраля на сцене Государственного Кремлевского дворца состоится сольный концерт мировой оперной звезды Марии Гулегиной. Единственной русской певицы, более 160 раз принимавшей участие в спектаклях «Метрополитен-опера» и выступившей в главных партиях в 17 постановках «Ла Скала». Для кремлевского концерта певица приготовила специальную программу, составленную из любимых арий.

культура: Вы живете на Западе, появлялись в Москве нечасто, из российских городов предпочитали Петербург. Однако нынешний сезон, похоже, складывается по-новому: сольный концерт в Московской консерватории осенью прошлого года — тогда Вы тоже давали интервью нашей газете, затем участие в премьере оперы «Дон Карлос» в Большом театре, теперь — концерт в Кремле. Чем это вызвано?
Гулегина: Творческим интересом, и только. Когда мне предлагают интересный концерт или постановку, я с готовностью принимаю предложение. В Россию меня вернули приглашения моего друга и гениального дирижера Валерия Гергиева — горжусь творческой дружбой с Мариинкой и художественными свершениями этого театра.

культура: Представьте, пожалуйста, программу кремлевского концерта.
Гулегина: Я вновь стояла перед непростым выбором. Трудно решать, без чего нельзя обойтись. Набралось с десяток сложнейших арий. Будет мой любимый Чайковский, конечно, а также Верди, Пуччини, Россини, Каталани, Джордани.

культура: Ваши поклонники знают, сколь тщательно Вы выстраиваете драматургию каждого концерта и обязательно готовите что-то в подарок. Сюрпризы будут?
Гулегина: Решила спеть одну из самых любимых своих каватин. Моя любовь к опере началась, когда я впервые услышала ее в фильме «Приходите завтра».

культура: Из «Севильского цирюльника» Россини?
Гулегина: Да, каватина Розины. Розина — из числа самых дорогих для меня героинь и, можно сказать, моя единственная комическая роль. Рядом с Леди Макбет, Абигайль, Лизой, Орлеанской девой, а еще и Нормой, Маддаленой, Валли, Манон, Тоской… Розина воспринимается как лучик света в темном кровавом царстве. Почти всех героинь репертуара для драматического сопрано авторы обрекали на смерть.

культура: Почему партнерами станут ГАСО имени Светланова и «Мастера хорового пения» под руководством Льва Конторовича? Ваш выбор? Дирижер вечера — Фабио Мастранжело, маэстро чрезвычайно обаятельный, отлично говорящий по-русски, многие годы работающий в России — для Вас это важно?
Гулегина: Это известные и очень хорошие музыкальные коллективы. С ними можно идти и в бой, и в разведку. О Фабио скажу так: чрезвычайно важно, чтобы дирижер был единомышленником. Чтобы с ним было даже не как за каменной стеной, а на одной волне.

культура: Вас не настораживают сложные акустические условия Кремлевского дворца? Да и шесть тысяч зрителей — аудитория сложная для такого элитарного искусства, как опера.
Гулегина: Не так давно на репетиции юбилея программы Андрея Караулова «Момент истины» — вечер проходил в Кремлевском дворце — я спела без микрофонов и ощутила полное счастье. Но телевидение упросило меня этого не делать, объяснив, что запись без микрофона невозможна. На концерте если и будет подзвучка, то, скорее всего, минимальная. Зал этот совсем «глухой» и первоначально не предусматривался под оперные спектакли, хотя Большой театр и устраивал там свои премьеры. Кстати, лет восемь назад, когда я выступала на благотворительном концерте «Рождество в Кремле» с Хосе Каррерасом, у меня в середине арии отключился микрофон, но я продолжила петь.

культура: Вы не ответили — элитарна ли опера или это все-таки вполне демократический вид искусства?
Гулегина: Как и во всем, адрес определяется целью и уровнем подачи. Если опускаться до сокращений, искажений, то… Все зависит от певцов, постановок и тех смыслов, которыми наполнено конкретное исполнение. Опера говорит на языке музыки, то есть — на языке чувства.

культура: Вы участвовали в программе «Большая опера» на телеканале «Культура». Нужна ли она?
Гулегина: Очень нужна! Но следует категорически запретить судить и выставлять баллы своим собственным ученикам, и вообще надо исключить участие учеников членов жюри. Не мудрено, что результат предсказуем, когда это условие не соблюдено.

культура: Известно, что как член Международного паралимпийского комитета Вы помогаете развитию спорта. Да и на Олимпиаде в Ванкувере пели. Примете участие в церемониях Олимпийских игр в Сочи?
Гулегина: Счастлива, что буду участвовать в открытии Паралимпиады-2014. А вообще мой любимый вид спорта — художественная гимнастика.

культура: В спектаклях на сценах «Метрополитен-опера» и «Ла Скала» Вы пели с великими партнерами…
Гулегина: Было так много интересного! Лучано Паваротти стал моим самым первым тенором в «Ла Скала» в «Бале-маскараде» Верди. А Лео Нуччи спас мне жизнь, вытащив прямо на сцене из-под падающего железного занавеса.

культура: Вы откровеннее всех высказались о «бендеровском» продюсировании программы «Королевы оперы». Конфликт с «Винтур Групп Интернешнл» исчерпан? Вопрос не праздный, эти же продюсеры привозят в Москву Берлинский балет с Владимиром Малаховым. Столичный зритель ждет гастролей с нетерпением.
Гулегина: Не думаю, что что-то изменилось в стиле «работы» этого горе-продюсера. Пусть каждый сам решает, доверяться ему или нет. Я лично ему больше не доверяю, потому что то количество вранья, которое я слышала от него, невозможно забыть. (Примадонна оказалась права: вскоре после нашего интервью пришло известие о том, что гастроли не состоятся. — «Культура»).

культура: Вы человек независимый и знаете, что такое конфликт. На сцене он обязателен, а в жизни театра? Срывы концертов на программе «Королевы оперы», уход из Большого театра Василия Синайского, коллапс в «Новой опере»… Может быть, и нельзя без этого?
Гулегина: Я ненавижу конфликты. Всегда надо улаживать отношения и споры мирным путем. Конфликт — это уже изначально не норма. Можно спорить, но только с целью понять собеседника, можно и самой высказаться, но при этом сохранить уважение к оппоненту. Самое страшное в театре и жизни — предательство. Нельзя подводить людей, которые тебе доверяют.

культура: Не вспомните ли какую-нибудь историю из своего одесского детства?
Гулегина: Детство было такое загруженное: три школы, гастроли с детским хором, где я так мечтала петь соло, но увы… Каждый день был расписан по минутам. И вот, когда меня, наконец, выпускали на улицу, то случались тайфун и цунами в одном флаконе. Любимое занятие в дождь — разогнаться и прыгнуть в лужу, чтобы брызги разлетались на несколько метров вокруг! Лазила по деревьям, а домой почти всегда влезала через окно. Наш дом стоял у ресторана «Варна», где были лестницы с каменными перилами. Как я любила ходить по этим перилам летом, и когда вдруг зимой выпадал редкий снег, то с лестницы спускалась на санках — носом вниз. В тот же ресторан однажды влетела на велосипеде, до тормозов ногами не доставала, разбила лицо. До этого падения у меня был унаследованный от мамы ровненький носик, после получилось то, что я сейчас и «ношу»… В 5–6 лет, услышав словосочетание «советский цирк», точно поняла, что должна стать воздушной гимнасткой, и… если бы папа не вошел вовремя, то никогда бы не стала никем. Дело в том, что я решила залезть под потолок по змеевику, прямо на бак, а в те времена сливные баки были высоко под потолком… Но зато какой это был класс! Сама себе пела, носочки тянула, я уже начала заниматься ритмикой и уже окрылялась магией движения. Бедные мои родители!

культура: Когда из Большого театра ушел Василий Синайский, Вы сказали, что все участники грудью встали на защиту премьеры «Дон Карлоса». Так и было? И каково Ваше отношение к новому главному дирижеру Большого театра?
Гулегина: Когда за две недели до премьеры уходит дирижер, которого мы и видели-то всего пару раз, это очень усложняет работу. Рада, что Владимир Георгиевич Урин пригласил молодого дирижера Тугана Сохиева — талантливого музыканта, успевшего показать себя в Мариинском театре. Сегодня в музыкальном мире наши молодые дирижеры очень популярны.

культура: Все примадонны говорят о своем настороженном отношении к оперному авангарду, но он набирает обороты. Нужно ли с этим бороться? Как Вам последняя премьера — «Травиата» в «Ла Скала»? Это ведь для Вас особый театр: первая сцена, дебют в «Бале-маскараде».
Гулегина: Легче всего ставить абракадабру, не вдаваясь в тонкости, прикрываясь якобы авангардизмом. Но, увы и ах, все эти постановки — выброшенные на ветер деньги: такие спектакли моментально устаревают, и публика теряет к ним интерес. Первый показ удивляет, а второй раз смотреть уже неинтересно, потому что в таких постановках обычно все делается машинально и на автомате. Обсуждать то, что показали в «Ла Скала», не хочу, но обидно, что вот так, походя, разрушают культуру.

культура: Какая модель лучше — традиционный для России показ репертуара или зарубежная «stagione»?
Гулегина: Хорошо, когда есть время на репетиции, когда все мы не просто отдельные певцы, но актеры, в ансамбле создающие спектакль. Хорошо, чтобы в театре были и приглашенные певцы, но халтурные быстрые вводы в чужой спектакль, конечно, неприемлемы.

культура: Связываете ли Вы свои планы с Большим театром и другими российскими сценами?
Гулегина: Дай Бог сил, а любовь к нашей публике всегда была, есть и будет. Не надо забывать, что дома и стены помогают.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Trubadur

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 481
  • Fortune favours the bold...
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #333 : Февраль 27, 2014, 21:48:12 »
Кто-нибудь был на концерте Гулегиной?

На ютубе уже выложили видео-запись арии Розины......

https://www.youtube.com/watch?v=vFVQ9nXwOyE&feature=c4-overview&list=UUqB7K6Zm_kWMHlKf6qMw4fQ
«Опера хороша, если музыка только служит, опера плоха, если музыка становится самостоятельной»Герман Кречмар

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #334 : Апрель 08, 2014, 22:49:37 »
Программа "Линия жизни" на Культуре

http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20872/episode_id/975736/video_id/987649
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #335 : Июнь 01, 2014, 23:40:58 »
Мария Гулегина: «Последние годы оперой правит идиотский маркетинг»   

09:09 31/05/2014 http://www.aif.ru/culture/person/1179272 Ольга Шаблинская

Оперная дива Мария Гулегина говорит, что в жизни чудес не бывает. Если ты трудолюбив и упорен, то своего добьешься обязательно.

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Мария, вы — самая высокооплачиваемая певица на оперном олимпе, вас наперебой приглашают все главные сцены мира: Метрополитен-опера, Ковент-Гарден, Венская опера. А когда-то Маша Гулегина в родной Одессе жила в рабочем квартале Черемушки. Похоже на сказку...

Мария Гулегина: Насчет гонораров — они для меня не так важны. Я пою для собственного кайфа. Если мне будет интересно, соглашусь петь и бесплатно. Благотворительные концерты — святое дело, всегда в них участвую.

А по поводу того, что моя жизнь похожа на сказку... Если бы меня кто-то взял и поставил на этот олимп, это было бы сказкой. Но я шла своим путем и работала, как муравьишка. Вы никогда не ходили в горы? Я ходила. Для того чтобы подняться на вершину, нельзя задирать голову. Нужно смотреть себе под ноги и спокойно идти, думать о чем-то хорошем, напевать. Вниз можно посмотреть, когда ты уже на самом верху. И ощутить кайф. И то нельзя близко к краю подходить — голова закружится. Так и в карьере.

Мария, голос — ваш инструмент, оперное пение — ваша профессия. Поэтому остается только догадываться, что чувствует прима во время простуды...

— Конечно, когда при бронхитах, при ангинах теряешь голос, это ужас, конец жизни! Кажется: все, жизнь окончилась! А когда выздоравливаешь, то будто небо проясняется, будто солнышко выходит. И снова начинаешь строить нотку к нотке...

— Существует много легенд о том, как оперные певцы улучшают голос. Пьют яйца, например...

— Пить яйца? Не знаю зачем. Самое лучшее — когда выходишь на сцену и знаешь, что в зале сидит Он, твой любимый мужчина, и смотрит на тебя... (В 2010 году после развода с певцом Марком Гулегиным певица вышла замуж за государственного тренера России по греко-римской борьбе Вячеслава Мкртычева. — Ред.)

— Есть ли оперные партии, которые вы принципиально не поете, чтобы сберечь голос?
— Были такие: «Девушка с Запада», «Джоконда» и «Турандот». Но последнюю я уже спела — и ничего, жива осталась, скоро возьмусь и за первые две.

Последние годы оперой правит идиотский маркетинг. Всех разделили: ах, ты две ноты умеешь петь, значит, будешь петь Джильду. А ты — Амину. Все забыли, что бывают драматические сопрано, которые могут исполнить почти все. Мой хлеб — «кровавые партии»: «Леди Макбет», «Набукко»... Их никто кроме драматического сопрано петь не умеет. Иногда мне интересно спеть лирическую партию. Но в них негде выложиться. Нет риска, нет головокружения, экстрима. Когда обладатель легкого сопрано поет лирические партии, кажется: пищит уже на последнем издохе. Я всегда думала: ох, Джильда, как ее исполняют? А потом спела эту арию...

На самом деле в опере сложности кроются не только в технике пения. Есть роли, которые трудно исполнять в чисто психологическом смысле, нужно слишком сильные переживания героини передать... Например, это «Саломея» Штрауса, там страшный текст. Слова, адресованные голове Иоанна Крестителя, меня пугают... И после «Макбет» я молюсь, молюсь...

— Недавно вы блистательно спели партию принцессы Эболи в опере «Дон Карлос». Как писали в прессе, в Большой театр на эту роль вас позвали давно и даже подписали с вами контракт. Но вы не приехали, так как из театра уволили Николая Цискаридзе.

— Ну что за глупости! Если бы я подписала контракт, то обязана была бы приехать. Просто было время, когда я, несмотря на то, что мне очень хотелось спеть Эболи, отказалась от переговоров с Большим. Это действительно произошло из-за увольнения Коли. Я даже как коллега, не говоря о нашей дружбе, не могла себе позволить предать его. И только когда произошла смена руководства, я поняла: час настал, театр возрождается, пришел новый руководитель и ему нужно помочь. И сделала все, чтобы премьера прошла так, как она прошла.

Я очень рада, что дебютировала в Большом театре. О нынешнем руководстве Большого у меня самое высокое мнение. Новый директор уже зарекомендовал себя как принципиальный, знающий руководитель, разбирающийся в тонкостях театрального дела. Я рада тому, что сегодня происходит в Большом театре и с удовольствием исполню все свои главные роли на этой сцене.

— Как вам живется за границей?

— Уже нет ностальгии: я теперь бываю на Родине часто. Это счастье. Я всегда помнила, откуда я. Даже мой маленький сын, когда ему было 4 года, услышав русскую речь, бежал за людьми и рассказывал, что он русский, с гордостью...

— Все в оперном мире знают, что Гулегина — сумасшедшая мама. Ходят легенды о том, как вы между актами спектакля бегали за кулисы кормить сына Руслана. А чем вас радуют ваши дети сегодня?

— Мои дети — самая большая моя радость. Каждый день, минута, секунда с ними дают мне такое счастье! Когда каждый год на каникулы собираю своих теперь уже не только двоих детей, но и еще двоих детишек моей дочки в Италии, это для меня настоящее блаженство! Вообще, самые счастливые периоды в моей жизни — это рождение детей! И еще, конечно, новые постановки в Ла Скала, Метрополитен-опера. И все же в первую очередь я мама, и только во вторую — певица.

— Мария, сплетники поговаривают о вашем сложном характере...

— Не думаю, что у меня плохой характер. Во всяком случае, когда я недовольна чем-то, это сразу видно. Гораздо хуже, когда человек тебе улыбается, а повернешься к нему спиной — и он «нож воткнет в спину». Если я не люблю, то не люблю. Если же люблю, так со всей силы. Задушу! До дыр зацелую! (Смеется.) Я и пою от сердца...
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #336 : Июль 23, 2014, 05:39:49 »
Мария Гулегина на  спевке «Аиды» в Мариинском театре. Спектакль с её участием 24.07.2014.







Фото: страница Марии Гулегиной в Фейсбуке
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #337 : Июль 23, 2014, 10:09:15 »
Ничего себе "Аида" в Мариинском театре. Это какой век?.. Хотя... лучше такая "Аида", чем "Тоска" с фашистами!
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #338 : Июль 23, 2014, 11:21:09 »
Да, вот такая "Аида". Это возобновление 2001 г. спектакля 1920-х гг. в декорациях по эскизам Петра Шильдкнехта. Идет в настоящей Мариинке. На сайте театра есть фотографии: http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/24/1_1900/
Но есть и "Аида" XXI века  :D В Концертном зале. Фото можно посмотреть тут: http://www.mariinsky.ru/playbill/repertoire/opera/aida_kz/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #339 : Июль 23, 2014, 11:30:20 »
Да, вот такая "Аида". Это возобновление 2001 г. спектакля 1920-х гг. в декорациях по эскизам Петра Шильдкнехта. Идет в настоящей Мариинке. На сайте театра есть фотографии: http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/24/1_1900/
Но есть и "Аида" XXI века  :D В Концертном зале. Фото можно посмотреть тут: http://www.mariinsky.ru/playbill/repertoire/opera/aida_kz/

Так что же, выходит, в Мариинке, две "Аиды"? Живут же люди!..
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #340 : Июль 23, 2014, 11:35:53 »
Да, именно две! И обе идут регулярно. Каждый может выбрать по своему вкусу.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #341 : Июль 23, 2014, 12:39:07 »
Да, вот такая "Аида". Это возобновление 2001 г. спектакля 1920-х гг. в декорациях по эскизам Петра Шильдкнехта. Идет в настоящей Мариинке. На сайте театра есть фотографии: http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/24/1_1900/
Но есть и "Аида" XXI века  :D В Концертном зале. Фото можно посмотреть тут: http://www.mariinsky.ru/playbill/repertoire/opera/aida_kz/

Так что же, выходит, в Мариинке, две "Аиды"? Живут же люди!..

:)) Это прям как у Гайдая в "Иване Васильевиче":

- Так что же, выходит, у вас два мужа?
- Выходит, два!
- И оба Бунши?
- Оба!

:))

И что же, Гулегина блеснёт в партии Аиды? У неё ведь голос уже очень сильно поехал вниз, я это в полной мере ощутил на её сольнике. Ей впору начинать Амнерис петь, если только она выдержит.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #342 : Июль 23, 2014, 12:41:34 »
Ничего себе "Аида" в Мариинском театре

Явно скрещённая с кем-то ещё. :)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #343 : Июль 23, 2014, 13:11:43 »
Да, именно две! И обе идут регулярно. Каждый может выбрать по своему вкусу.

В этих двух постановках заняты разные артисты или одни и те же? Ведь выбирают обычно всё-таки исходя из составов.

:)) Это прям как у Гайдая в "Иване Васильевиче":

- Так что же, выходит, у вас два мужа?
- Выходит, два!
- И оба Бунши?
- Оба!

Так что же, выходит, у вас две "Аиды"? И обе Верди? :) А у нас, в Москве, одна "Аида", и та - Штайна :))


И что же, Гулегина блеснёт в партии Аиды? У неё ведь голос уже очень сильно поехал вниз, я это в полной мере ощутил на её сольнике. Ей впору начинать Амнерис петь, если только она выдержит.

Кто выдержит, Гулегина или Амнерис? :))

Мне, конечно, всё равно, в том смысле, что я на эту "Аиду" не иду. И Амнерис в исполнении Гулегиной - вообще сугубо теоретическая тема. Не знаю, как Аида, но Амнерис Гулегиной не очень-то по голосу, судя по Эболи. Не хватает густоты, "мяса". Да, сопрано часто поют меццовые партии (не знаю, это только сейчас так или это было всегда). Но эффект всё-таки не тот. А потом в интернете появляются рассуждения на темы, что сейчас нет хороших меццо (так же, как и драмтеноров, баритонов и голосов любого другого типа). То есть, певцы нередко исполняют не свои партии, и вследствие этого опера даёт менее сильные впечатления слушателям.

Будем надеяться, что с Аидой Гулегина справится, и слушатели останутся довольны.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #344 : Июль 23, 2014, 13:42:33 »
В этих двух постановках заняты разные артисты или одни и те же? Ведь выбирают обычно всё-таки исходя из составов.
Одни и те же. Какой-то явной специализации замечено не было. Хотя, возможно, кто-то и не пел еще в новой  "Аиде".

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #345 : Июль 23, 2014, 22:33:16 »
Ничего себе "Аида" в Мариинском театре

Явно скрещённая с кем-то ещё. :)

Со Степанюком.  ;D
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 19 576
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #346 : Июль 25, 2014, 11:32:26 »
Мошинская Елена
 
https://www.facebook.com/permalink.php?id=100001828420837&story_fbid=677231092347832

Послушала вчера Гулегину в "Аиде". М-да, до сих пор не могу понять, зачем ей это было нужно? Но платья её мне понравились.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #347 : Июль 27, 2014, 06:50:37 »
Мария Гулегина исполнит партию Турандот на Новой сцене Мариинского

27 июля на Новой сцену Мариинского театра в партии принцессы Турандот выйдет оперная звезда Мария Гулегина. Также в спектакле заняты Геннадий Беззубенков, Ахмед Агади, Татьяна Павловская. За дирижерский пульт встанет Валерий Гергиев.

Мария Гулегина, безусловно, принадлежит к тем оперным дивам, которые уже миновали свой зенит. Но до сих пор ее голос не дает спокойно жить многим ценителям музыкального искусства. Турандот — одна из коронных партий певицы и любая возможность услышать и увидеть ее в этом образе является редким шансом для поклонников.

Французский режиссер Шарль Рубо создал в 2002 году для Мариинского театра богатую постановку с монументальными декорациями — отрада для глаз, полуослепших от постмодернистского минимализма, характерного для большинства современных оперных версий.

Евгений Хакназаров, "Фонтанка.ру"
http://calendar.fontanka.ru/events/6527
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #348 : Июль 27, 2014, 21:39:33 »
Мария Гулегина на своей странице в ФБ перед началом «Турандот» на новой сцене Мариинского театра (27 июля 2014 г.): "Главное корону нацепить  ;) Тhe crown fits!!!  ;)"

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Re: Мария Гулегина (р. 1959, Одесса), сопрано
« Ответ #349 : Июль 28, 2014, 05:49:08 »
Воскресенье, 27 июля 2014 г., Санкт-Петербург, Мариинский-2 (новая сцена), спектакль «Турандот».

Максим Абу-Траба

Сегодняшний спектакль был для меня своего рода премьерным, причем сразу в двух отношениях - первая "Турандот" и первое знакомство с Марией Гулегиной, певшей заглавную партию бесчувственной китайской принцессы. Нет слов, чтобы описать свои ощущения от пения этой блистательной певицы. Потрясающе красивый и мощный голос, артистизм, способность буквально прочувствовать "нерв" исполняемой партии - словом, все отзывы о Гулегиной, когда-либо прочитанные и услышанные, надо умножить на тысячу - до того она хороша! Когда Мария Агасовна появилась на сцене (знаменитые загадки Турандот), невозможно было оторвать глаз; я буквально боялся пошевелиться - настолько меня захватил преподнесенный ей образ вкупе с удивительной музыкой Пуччини (отдельное спасибо маэстро Валерию Гергиеву). Без сомнения, сегодняшний вечер запомнится надолго. Превосходное закрытие сезона!

Кстати, всем, кто хотел бы познакомиться с оперным жанром или Мариинским театром, для первого визита смело можно рекомендовать именно "Турандот". Отличная опера с красивейшими партиями и хоровыми сценами в совершенно традиционной, приятной для глаза неискушенного зрителя постановке. Ну и вдобавок, совсем коротенькая - какие-то два часа, не считая антракта. Для оперы - очень мало ;))

http://vk.com/mariinsky.theatre?w=wall81344132_66074%2Fall

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау